Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

portret

Очередной "великий" экономист

Заранее извиняюсь, если этот пост покажется читателям излишне грубым.
Случайно я натолкнулся «в контакте» на вот такую необычную личность — очередного непризнанного (или признанного?) гения: https://vk.com/yefimov2019. У человека есть страничка в контактике, он читает доклады в ВШЭ и т. п. Он написал комментарий к лекциям А. Сафронова по советской экономике: https://vk.com/@yefimov2019-smenite-metodologiu-issledovaniya и вот тут: https://vk.com/yefimov2019?w=wall515956126_133%2Fall С самого начала меня насторожила позиция Ефимова, что, мол, читайте меня и Вам сразу станет все ясно. После такого смелого заявление и впрямь все становится ясным. Но его комментарии показались мне занятными.

Collapse )
portret

Когда в товарищах согласья нет...

В нашем маленьком городке лучше всех целуется блондинка Кэтхен бастовали таксисты. Они выступали против низких тарифов: для выработки плана приходится пахать на износ. Но... Ведь всем остальным низкие тарифы выгодны! Будут ли те же таксисты поддерживать повышение цен на сельхозпродукцию в интересах трудящихся аграрного сектора? То-то, что нет... Вот и наглядный пример эффективности экономической борьбы с капитализмом: для улучшения своей жизни ты можешь лишь вырвать кусок у своего брата трудящегося...
portret

Выводы по советской экономике. Ч. 1.

Еще раз рассмотрим этапы перехода к капитализму. Высшей точкой развития экономики социализма была система, сложившаяся при Сталине в годы первой пятилетки и впоследствии несколько скорректированная. Чистый доход (важнейшая часть новой стоимости) почти целиком в форме налога с оборота принадлежал всему обществу, которое управляло им с помощью государства (См.: https://auto-krator.livejournal.com/44298.html).
1) В начале (сразу после смерти Сталина) происходит перераспределение предприятий подразделения II в пользу союзных республик (см.: https://auto-krator.livejournal.com/47852.html). Это приводит к нескольким последствиям: а) увеличиваются бюджеты республик в ущерб союзному, б) союзный бюджет испытывает заметный недостаток средств, в) возрастает значение прежде второго вида налогов — отчислений из прибыли предприятий подразделения I. Увеличивается товарный характер экономики. Можно говорить об увеличении межреспубликанской торговли и частного присвоения чистого дохода. Государство пытается решать проблемы. Тут и несколько сокращений армии, закрытие нескольких дорогостоящих проектов (в т.ч. разработок некоторых видов вооружений), спекулятивная денежная реформа, расширение внешней торговли, рост отчислений из прибыли.
Собственно говоря, а что было делать? Ввести налог с оборота на средства производства (продукцию подразделения I) было сложно. Мало того, что это превращало бы средства производства в товар. Небольшой налог проблемы бы не решал, а резкое увеличение его привело бы к заметному росту стоимости продукции подразделения II. Поэтому проводится увеличение отчислений из прибыли с медленным повышением оптовых цен на продукцию подразделения I. К тому же следовало увеличивать процент прибыли, оставляемой предприятиям. Заинтересовать их. Чем выше прибыль, тем больше получает предприятие, тем больше получает и государство. На внешнем же рынке государство выступало как капиталист, т. к. товары продавались по рыночным ценам. Выгоднее было продавать товар, пользующийся наибольшим спросом. Отсюда легко «перекинуть в мост» в тот период, когда страна стала сильно зависеть от экспорта нефти. Так или иначе, незначительное вроде бы действие (перераспределение предприятий подразделения II в пользу республик) способствовало нарастанию товарного характера экономики.
2) Создание совнархозов (см.: https://auto-krator.livejournal.com/47920.html). Как принято считать, экономика впала в состояние, близкое критическому. Трудно сказать, насколько это верно. Это общепринятая версия, против которой я ничего не могу возразить. Напомним, что на этот период пришлась и спекулятивная денежная реформа 1961 г., которая очень четко показывает нарастание отчуждения правящего слоя от трудящихся масс (См.: https://auto-krator.livejournal.com/39963.html). Особенно это заметно при сравнении ее с реформой 1947 г.
3) Ликвидация последствий совнархозовщины. На этот период пришлась «Косыгинская реформа». (Здесь и далее: https://auto-krator.livejournal.com/49954.html). Люди, проводившие реформу, были патриотами-государственниками. Им требовалось в том числе увеличить влияние центральной власти, увеличить союзный бюджет, реализовать масштабные проекты, в т.ч. оборонного значения. Для этого «хрущевская» система нуждалась в заметной корректировке. Но они все же не могли серьезно эту систему изменить, затронуть интересы региональных и экономических элит страны, интересы которых выражали. Да-да, в целом верхушка страны выражала интересы широкого правящего слоя. Тот самый классовый интерес. Выход был найден в переходе на рост значения прибыли. Это именно то, о чем уже говорилось: государства и предприятия заинтересованы в получении максимальной прибыли. Расширилась внешняя торговля, доходы от которой шли в союзный бюджет. Выгодно было покупать импорт (спекулятивная реализация). Союзный бюджет стал наполняться в большей степени отчислениями из прибыли (около 30% всех государственных доходов). Да и налог с оборота (тоже около 30% доходов), шедший в бюджет республик, стал более частным, чем общественным. Ибо принадлежал республикам. Что же в итоге? Раньше чистый доход шел всему обществу. А теперь все более возрастала доля чистого дохода, которая шла в частные руки (предприятиям, республикам, государственным чиновникам и т. п.). Не забудем, что одно из отличий социализма от капитализма состоит в том, кому идет чистый доход. Как только он стал все больше поступать в частные руки, так все больше стали нарастать рыночные элементы. Однако тот рынок, который устанавливался в СССР, был специфическим. Это был — хотя некорректное выражение — суррогат буржуазного строя с социализмом. Почему это был «псевдорынок»? Цены декретировались государством. Государство же устанавливало и размеры прибыли. Можно ли назвать этот строй «государственным капитализмом»? Нет, если использовать этот термин в отношении системы, сложившейся в капиталистических странах периода Первой мировой (когда термин был введен в оборот). Т. Морозов использует этот термин шире. Но, думаю, следует провести различие со стандартным пониманием «госкапа», т. к. именно в этом смысле понимали его Ленин и Троцкий. Отличие в том, что «госкап» периода Первой мировой войны (и позже) представляет из себя систему, где на регулируемом рынке действуют государство, монополии и отдельные капиталисты. Как видим, эта система сильно отличалась от косыгинско-брежневской, где был один госсектор.
4) Кризис «косыгинской» системы. Очевидно, что с нарастанием товарности продукции и зависимости доходов от прибыли, интересы были в увеличении этой прибыли любой ценой. Не трудно увидеть, что это все самый обыкновенный рынок. Но таковы были объективные интересы предприятия и его работников (от директора до последнего рабочего). Итак, интересы республик:
1) Получить в подчинение все предприятия подразделения II, которые еще оставались в подчинении Союза. 2) Получить в подчинение предприятия подразделения I. 3) Получить право самостоятельной внешней торговли.4) Получить право устанавливать цены на продукцию своей республики. 5) Свести к минимуму отчисления в союзный бюджет. Невозможность реализации данных целей вызывает к жизни стремление к независимости.
Интересы предприятий, сформировавшиеся по итогам реформы 1965-1967 гг.: 1) Получить право распоряжаться всей прибылью.2) Получить право самостоятельного выхода на внешний рынок. 3) Получить право самостоятельно регулировать вопросы найма рабочей силы, определять численность работников. 4) Получить право самостоятельно (т. е. «по-рыночному») устанавливать цены на свою продукцию (т. н. «полная стоимость»). 5) Получить право самостоятельно устанавливать оплату труда. 6) Получить право самостоятельно работать с хозяйственными партнерами — заказывать и реализовывать продукцию. 7) Получить право полностью распоряжаться фондами предприятий, включая продажу и сдачу в аренду. 8) Получить возможность легко взять кредит. 9) Получить возможность выпуска договорной продукции вместо плановой.
Такова примерная схема трансформации сталинской системы в полноценный рынок.
portret

Выводы по экономике горбачевского периода. Ч. 2.

Попробуем сформулировать предельно простые выводы. Как в школьном учебнике. Какие два основных события эпохи «перестройки»? Распад СССР и начало перехода к рыночной экономике. Предпосылки их формировались в прежние эпохи. При Горбачеве классовый интерес заставил форсировать события. Процесс распада СССР в экономической сфере связан с хозяйственной политикой республик. А переход к рынку — с интересами предприятий. Остается лишь вернуться к хрущевскому (перераспределение предприятий к республикам и совнархозовщина) и брежневскому (реформа 1965-1967 гг.) периодам и посмотреть, какие объективные интересы были у республик и предприятий.
Итак, интересы республик:
1) Получить в подчинение все предприятия подразделения II, которые еще оставались в подчинении Союза.
2) Получить в подчинение предприятия подразделения I.
3) Получить право самостоятельной внешней торговли.
4) Получить право устанавливать цены на продукцию своей республики.
5) Свести к минимуму отчисления в союзный бюджет.
Это самые очевидные интересы в экономической сфере. Таможни, своя валюта и т. п. — это производное. Невозможность реализации данных целей вызывает к жизни стремление к независимости. Не случайно на заре перестройки республики начали требовать республиканского «хозрасчета». Кроме того, значительная часть предприятий (подразделение II) подчинялась республиканской власти, их доходы шли в республиканские бюджеты. Хозяйственные министерства республик представляли интересы этих предприятий.
Интересы предприятий, сформировавшиеся по итогам реформы 1965-1967 гг.:
1) Получить право распоряжаться всей прибылью.
2) Получить право самостоятельного выхода на внешний рынок.
3) Получить право самостоятельно регулировать вопросы найма рабочей силы, определять численность работников.
4) Получить право самостоятельно (т. е. «по-рыночному») устанавливать цены на свою продукцию (т. н. «полная стоимость»).
5) Получить право самостоятельно устанавливать оплату труда.
6) Получить право самостоятельно работать с хозяйственными партнерами — заказывать и реализовывать продукцию.
7) Получить право полностью распоряжаться фондами предприятий, включая продажу и сдачу в аренду.
8) Получить возможность легко взять кредит.
9) Получить возможность выпуска договорной продукции вместо плановой при сохранении, разумеется, планового снабжения (чтобы рыбку съесть и куда-то сесть).
Ну, хватит, пожалуй. Заметим: предприятию выгодно не введение капитализма (скажем, конкуренция ему не нужна), а реализация конкретного интереса.
Что в итоге? Они сделали то, что хотели. Республики реализовывали пункты 3 и 5, а для реализации пунктов 1, 2 и 4 следовало реформировать Союз в конфедерацию либо уничтожить его. Предприятия успели частично реализовать пункты 1 (доля предприятий неуклонна росла), 2 (многие получили право), 5 (зарплаты росли), 6, (определенные подвижки в этом направлении были), 7 (это развивалось), 8 (появлялись частные банки), 9 (мечты сбывались). До массовых увольнений (п. 3) и установления «своей» цены (п. 4) дело не дошло.
Отметим, что у предприятий и республик был один оппонент — союзный центр. А каковы могли быть интересы союзного центра? Они довольно прозрачны: а) противодействовать сепаратизму республик, б) изыскать новые бюджетные доходы, в) сохранить командные высоты в экономике. Политически союзный центр был нейтрализован суверенитетом РСФСР. В экономике важными аспектами стали проблемы с внешней торговлей и внешнеполитическая капитуляция. Если мировые цены на нефть не зависели от воли Горбачева и его прихвостней, то внешнеполитическая капитуляция была тем, что ранее было названо Милюковым «глупостью или изменой». После введения «косыгинской» системы центру стало сложнее опереться на промышленность подразделения I. Теперь и у нее появились свои особые интересы. Именно центр и санкционировал увеличение прибыльности предприятий. Ведь союзная часть бюджета наполнялась прибылью из подразделения I. С ростом прибыльности предприятий этой группы увеличивались и отчисления в союзный бюджет. Разве только ВПК? Союз оставался монополистом внешней торговли. Но что это такое? Разве речь шла о каком-то особом производстве? Просто группа союзных чиновников с небольшой зарплатой продавала нефть и т. п. Но возникли проблемы с ценой на нефть. СССР ушел из Афганистана и Восточной Европы, потерял Ирак как покупателя оружия и т. п. Какая уж там «глупость»? Очевидная измена.
portret

Выводы по экономике горбачевского периода. Ч. 1.

Давно я обещал написать выводы по Горбачевской экономике и по советской экономике в целом. Взял паузу в надежде, что что-то прояснится лучше (у меня в мозгах). Не уверен, что прояснилось.
Этот пост посвящен выводам о Горбачевском периоде. Сложность выводов состоит в том, что существует две точки зрения на «перестроечную» экономику СССР. Первая гласит, что экономика страны была в критическом состоянии (не в кризисе в точном смысле слова, а максимально широко — в «критическом»), а вторая, что кризис стал следствием исключительно горбачевских реформ. Из второй точки зрения можно сделать вывод, что СССР мог развиваться примерно в том направлении, в котором развивался в годы «застоя». Последнее, впрочем, противоречит умозаключениям подавляющего большинства политиков того времени, оставивших мемуары и интервью. Выход из этого противоречия, думается, такой: «застойная» экономика, как это явствует из предыдущих постов, действительно была во многом неэффективной (если не сравнивать с экономикой РФ). Пресловутое «замедление темпов». Но ресурс ее не был исчерпан, страна могла еще немалое время развиваться, что признавал и Е.Т. Гайдар. Либо же пойти по китайскому пути. Да разве можно не сравнивать с экономикой современной РФ? Сравнивать-то как раз надо!
Но смысл «горбачевских» экономических реформ был вовсе не в выходе из критического состояния. Смысл был в переходе к рыночной экономике или, проще говоря, в грабеже собственности. Не получилось «поделиться» с сохранением Союза. Поэтому «реформы» и спровоцировали реальный кризис. Возьмем известный пример с Эстонской ССР (взят мной у А. Островского). Республика в лице своей «элиты» (точнее «илитки») сама требовала экономического хозрасчета. При этом она официально была дотационной. К чему же должен был привести хозрасчет, как не к банкротству? Разумеется, в Эстонии были и такие идиоты, которые думали, что дотационность республики есть результат «неправильных» цен («это неправильные пчелы»). И они полагали, что установят «правильные» и это выведет республику на уровень прибыльности. Но ведь большинство-то руководителей и экономистов не были идиотами. Они должны были понимать, что одна Эстония не будет хозрасчетной со своими ценами, что другие республики сделают то же и повысят свои цены. И еще не факт, что Эстонии будет лучше, чем прежде. Нет, целью этого «хозрасчета» был переход к капитализму, а точнее — грабеж собственности на территории республики. Только это. Группка новой буржуазии стремилась де-юре получить собственность (которую, впрочем, использовать с толком не смогла), а на ухудшение жизни трудящихся масс ей было наплевать. Они плакали от умиления при подъеме своего эстонского «триколора» вместо советского флага, а спрашивать мнения рабочих (там же еще и русских было много!) они не собирались. Им эта трехцветная тряпка явно была «по барабану». Так и в масштабе страны. Однако сводить все к грабежу было бы неправильно. О чем думали все остальные, кого грабили?
На практике многие шаги были продолжением прежней линии, которые я в меру сил отразил в старых постах об экономике. Это дальнейший переход отраслей промышленности к республикам при сокращении союзных министерств. Это увеличение доли прибыли, оставляемой предприятиям. Программа приватизации была разработана еще при Горбачеве и не одна. Фактически процесс затянулся и завершился уже в осколках СССР. Далее — это введение т. н. «свободных» рыночных цен. То же самое — чуть не успели до раскола страны. Как и с рынком рабочей силы. Наконец, ликвидация монополии внешней торговли. Это успели. В свое время Троцкий, который и в эмиграции иногда говорил правильные вещи (вероятно, в периоды, когда забывал про Сталина), написал, что империалисты будут считать Советскую Россию врагом до тех пор, пока там нет частной собственности на средства производства и действует государственная монополия внешней торговли. Два эти досадных недоразумения М.С. Горбачев начал устранять.
Задним числом все руководители, насколько я знаю (если это не так — пусть меня поправят) в мемуарах и воспоминаниях не предложили какой-то иной программы. Все более-менее признавали, что делать надо было примерно то же, но не так. Это касается даже «стариков» (типа Байбакова), которые не только были отстранены от управления при Горбачеве, но и как специалисты сформировались задолго до него. Практически все они в один голос повторяли (как мантры!), что надо было вводить элементы рынка, сокращать директивное планирование, давать большую самостоятельность хозяйствующим субъектам, развивать хозрасчет и децентрализацию и т. п. Многие говорили о китайском пути как о примере (задним умом!). Но никто из них не говорил об обратном — о возврате к сталинской модели (лишь Хабарова, но кто ее знал в период «перестройки»?).
Практически никакой альтернативы курсу в самих верхах явно не было выдвинуто. Вариантов было продекларировано два: существующий курс (но «по-умному», не так, как «этот сундук» сделал) и ничего не менять. Прочие варианты отсекались на низовом уровне. Никто в свое время не выступил открыто против Горбачева. Лигачев что ли? Нет! Никакого открытого выступления. Как будто специально нашли такого долдона, чтобы он символизировал «ретроградов». Лукьянов с Рыжковым — ближайшие соратники Горбачева, разрушители страны, потом чего-то из себя изображали. ГКЧП? Это вообще игры. Даже покойный Ахромеев (Герой Советского Союза в 1982 году!), которого упрекнуть язык не поворачивается, был соучастником позорной сделки по сокращению ракет и отставки Соколова. Пуго — соучастник событий в Прибалтике. Хотя обращение ГКЧП к народу более-менее правильное. При этом большинство народа было за социализм (при весьма разном его понимании). Поднять массы сверху и задавить буржуйских реставраторов теоретически было можно. Но «рынок» был уже в мозгах.
Хозяйственники стремились именно к росту эффективности экономики, мысля в масштабах предприятий, объединений, отраслей... Прежняя экономическая система рассматривалась ими как неэффективная. Ее минусы можно увидеть в посте о косыгинской реформе. Основа неэффективности виделась рыночникам в сознательном установлении барьеров, препятствовавших отрицательным последствиям рынка (как когда-то цеховые ограничения). По-сути — тормоз развития, содержание бедных и неэффективных путем перераспределения прибыли от богатых и успешных. До косыгинской реформы было как? Прибавочный продукт шел в основном всему обществу, поэтому эффективным предприятиям было наплевать на наличие неэффективных (об этом голова у Сталина и его министров пусть болит), т. к. уровень жизни рос. Ты работаешь лучше, и жизнь всех становится лучше. После роста частного присвоения прибавочного продукта работники эффективного предприятия стали осознавать, что неэффективные содержатся за их счет. Да, они все хотели как лучше.
Ситуация была во многом сопоставима с докапиталистическим «стартом». Собственно, поздняя советская экономика была таким суррогатом, что зарубежные специалисты отнюдь не только по злому умыслу пытались выстроить рынок «по учебнику», исходный рынок, рынок с нуля. Что касается взглядов зарубежных экономистов, то «злодейство» их состояло в создании такой экономики, которая приведет к разделению СССР и подчинению советской экономики странам Запада. Но само введение капиталистической системы «злодейством» не являлось. Это был «честный» классовый подход людей, которые в принципе не знали и не понимали советской экономики. Как и российские младореформаторы типа Гайдара. Выученик зарубежных экономистов, он понимал только рынок. То есть экономисты-рыночники мыслили «честно» и хотели добиться эффективности экономики. Они считали свои взгляды наиболее объективными, научными. А по-сути были капиталистическими, отражали интересы капиталистов. Потому эти взгляды были классовыми.
portret

Ошибки антисталинистов

Антисталинисты весьма прелюбопытно отрицают достижения Сталинского периода. Хотелось бы напомнить ряд их «концепций».

Например, возьмем идустриализацию и бурный рост промышленности. Начнем с того, что саму индустриализацию практически все буржуазные исследователи и публицисты оценивают положительно. Лишь совсем отмороженные либералы (у кого вместо мозга кусок дерьма) могут отрицать успех рассматриваемого явления. Поэтому приходится как-то выкручиваться. Во-первых, говоря об успехах индустриализации, некоторые плавно переходят к «неуспехам» коллективизации («а вот зато там все было плохо»), хотя индустриализации без коллективизации не было бы. И с чисто экономической точки зрения коллективизация есть несомненный успех: число рабочих рук на селе неуклонно снижалось, а страна жила и побеждала.

Заметной «концепцией» антисталинистов стала в последние годы концепция о неких загадочных источниках финансирования индустриализации (см, например, у В.Ю. Катасонова). Отчасти эта концепция может объясняться непониманием социалистической системы хозяйства, т. е. вполне искренним заблуждением. А так люди старательно выискивают некие мощные источники финансирования (некий "бог из машины"): мифическое «золото Троцкого», финансы Коминтерна и т. п. Апофеозом являются американские капиталы, переданные СССР «кругами» за некие тайные проценты от прибыли. Каким образом СССР, якобы «отстегивающий» проценты американским миллионерам, развивался успешнее, чем независимая Российская империя или наша современная РФ, «вставшая с колен»? Загадка. Понять, что источником индустриализации стала социалистическая система хозяйства (а все прочие источники могли быть лишь дополнительными!), созданная в годы первой пятилетки (т. е. как раз Сталиным и его сподвижниками), авторы подобных концепций не хотят или не могут.

Более «древней» является концепция об экстенсивном росте экономики СССР. О том, что экстенсивный путь развития — это очень плохо и нужен путь интенсивный, мы слышали еще в перестройку. Это вошло в современные школьные учебники, на этом воспитаны поколения. Не раз подобные вещи повторял Е.Т. Гайдар и ему подобные. Но корни этих представлений уходят в более ранние времена.

Для начала скажем, что экстенсивный путь развития хозяйства не всегда плохо. Если у вас есть 10 месторождений нефти, из которых добыча происходит лишь на одном, то стоит ли «интенсифицировать» это единственное, если есть возможность освоить девять других?

Суть концепции экстенсивности проста: рост экономики при Сталине объясняется наличием массы освобождающейся рабочей силы (при возможности строить новые предприятия и разрабатывать месторождения полезных икопаемых, заметим!): в период коллективизации — это крестьянство, переселяющееся в города, после завершения войны — демобилизованные военнослужащие, а также женщины, постепенно вовлекавшиеся в производство. Все объясняется исключительно этим. Постепенно все старые источники были исчерпаны, в 70-е годы как черт из табакерки выскочил «застой», страна столкнулась с нехваткой трудовых ресурсов. Таким образом, весь этот сталинский экономический рывок объясняется исключительно благоприятными обстоятельствами (мировой кризис добавим!), которые свалились на него с неба. Нет бы объяснить все это богоизбранностью Виссарионыча!

Ну, с этой концепцией, у антисталинистов совсем плохо. Во-первых, Сталин тут в любом случае в шоколаде. Даже если и были исключительно благоприятные обстоятельства, то он сумел ими воспользоваться! Уже как минимум неплохо!

Во-вторых, не совсем понятно почему же до и после Сталина правительства (скажем, Российской империи в начале ХХ века и РФ) не использовали подобные ресурсы? Почему РФ не может вовлечь в экономику массу безработных, незанятых и самозанятых, счет которых идет на миллионы? Как минимум, дело оказывается не только в самом наличии свободных рук. Есть еще и масса других обстоятельств.

Саму же концепцию убедительно опроверг Г. Ханин, который показал, что рост производства в 4-5 пятилетках (1946-1955) заметно превышал рост числа занятых. Такми образом, рост экономики при Сталине после войны был как раз интенсивным (и экстенсивным одновременно!).

И для порядка вспомним дикие объяснения снижения цен при Сталине. Антисталинисты объясняют их завышением «правильных» цен. Цены, дескать, были специально завышены, а потом снижались. Зачем надо было постоянно играть в такие качели? Да еще ведь при этом экономика успешно развивалась? Зачем было в сталинское время объяснять это снижением себестоимости? Для отвода глаз, что ли? Объяснение искусственного завышения цен поддерживалось даже Молотовым (если верить Чуеву). Но Молотов имел в виду лишь послевоенный период, а цены в СССР не раз снижались и до войны, это была система.
Поэтому антисталинисты обычно в этом случае переходят на другую тему: а вот репрессии, а вот много людей пострадало и т.п. Лишь бы не признавать сталинскую экономику эффективной.

portret

Всех друзей в Новым годом!


Решил написать коллективное поздравление всем френдам. С новым годом! Здоровья и творческих успехов вам и ваши родным.
Беру на себя новогодние обязательства.
В 2018 году (если не закроют жж и не отменят интернет) закончить посты о советской экономике (как минимум - резюме о Горбачеве и общий вывод), закончить начатый пересказ Бухаринского процесса (я его забросил) и одно повышенное обязательство: написать пост по поводу азиатского способа производства.
Если я не выполню эти обязательства, то можете назвать меня меньшевиком.
portret

Экономика СССР при Горбачеве. Ч. 5. НТП

Безусловно, экономике СССР в годы «застоя» была присуща немалая инерция. Но и возможности развивать новые отрасли были немалые. Вот как обстояло дело с производством важнейших видов прогрессивной продукции в СССР:

Производство важнейших видов прогрессивной продукции в сравнении с ведущими странами:


В общем-то, не сказать, что все плохо. Предполагалось, конечно, что надо было быть на 1-м месте. Но и то место, которое было, существенно выше при сопоставлении Российской империи с ведущими странами на 1913 г. Там разрыв был больше.

portret

Экономика СССР при Горбачеве. Ч. 3. Производство.

Небезынтересно посмотреть объемы производства. Был ли кризис к началу перестройки, какие были тенденции в ходе ее. Вот объемы производства промышленной продукции.

В целом все довольно неплохо. Может быть, промышленность производила «никому не нужные» трактора вместо потребительских товаров? Пушки вместо масла? Посмотрим.

И ряд пищевых товаров в пересчете на душу населения.

А как обстояло дело с обеспеченностью некоторыми бытовыми приборами?

Может быть, все было плохо в сельском хозяйстве? Вот общие показатели производства. Можно, разумеется, сказать, что все эти достижения «липовые», но другой статистики нет.

Вот так выглядело среднегодовое производство сельхозпродукции по пятилеткам.

Поставки техники сельскому хозяйству - вот то, что действительно официально снижалось при Горбачеве. Но ведь по плану? По госзаказу?

Что в итоге? Можно подозревать, что какие-то данные были не совсем верные (хотя переповерить сейчас этого нельзя), т.к. все они взяты из открытых источников, бывших своеобразной рекламой. И есть давняя версия, что показатели просто банально увеличивали по сравнению с предыдущми периодами. В этом смысле секретные сборники сталинской поры куда надежнее. Но вот такая беда - если не брать в расчет темпы роста, то нету тут кризиса (без учета 1990-1991 гг.). По данным о производстве - кризиса нет.