Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

portret

Наш ответ т. Водокачкину.

А то он все выкладывает фотки своей псины. Мы ему котяру в ответ. Правда, выкладываемое мной фото сделано давно. Сейчас гражданка не гуляет. Ну, а сопровождать фото кошки тестами различных ножей я не буду. Я их не тестирую, у меня их мало да и т. Водокачкина трудно чем-либо подобным удивить.
portret

По итогам ответов читателей на заданный вопрос.

Итак, мной был задан вопрос (https://auto-krator.livejournal.com/81474.html): какие основные проблемы современной России коммунисты могут и должны разрешить в случае прихода к власти? Пора подвести итоги.
Прежде всего скажу, что такого кардинального вопроса, которым был в годы революции вопрос о земле, нет. Может быть, мы его не выявили.
Я называл вопрос и земле и вопрос о мире. Как они были решены большевиками? Земельный вопрос изначально был решен по-крестьянски, по их желанию. Вопрос о мире был решен по желанию простого народа. Для первого потребовалась конфискация помещичьих земель и переход к уравнительной системе наделения землей по едокам. Первая мера — такая очевидная — вполне могла быть (чисто теоретически!) исполнена царской властью или Временным правительством, особенно когда там сидели «министры-социалисты». Именно буржуазная классовость и не дала им принять решение в интересах крестьянских масс. Обратим внимание, что дело было не только в наделении крестьян землей. Трудовое крестьянство выступало за уравнительное распределение по едокам. Кулацкая же часть подразумевала иное решение: 1) распределение по наличию тягловой силы (ведь землю надо обрабатывать) или 2) включение в число едоков нанятых батраков. Очевидно, что буржуазная власть «а-ля Столыпин» решила бы вопрос по-кулацки. Советская же власть по своей классовой сущности могла решить вопрос только в соответствии с позицией трудового крестьянства.
Возьмем вопрос о мире. Если бы царь заключил сепаратный мир, то — вполне возможно — монархия в России сохранилась бы, хотя, конечно, стала бы рано или поздно парламентарной. Если бы Временное правительство заключило сепаратный мир, то Октябрьской революции скорее всего не было бы. Но они не могли заключить сепаратный мир в то время! Именно в силу своей буржуазной классовости. Подобное решение вопроса не было в интересах господствующего класса. Заключение сепаратного мира ударило бы по буржуазии России. Были бы санкции со стороны Антанты (наказание за сепаратный мир), полетели бы выгодные контракты, прекратилась бы откровенная нажива на военных поставках. А большевики решили вопрос так, как хотели массы крестьян, рабочих и солдат. Почему царская власть в начале войны не смогла решить финансовый вопрос по изъятию у населения золотой монеты? Почему царь и Временное правительство не смогли толком ввести твердые цены? Да потому, что отражали интересы буржуазии и остатков помещиков. Невыгодно это было монополиям. Хотя — казалось бы — это было в интересах воюющего государства, т. е. и правящего слоя в целом. Но ведь государство имеет классовый характер. То-то и оно. Действовать вопреки интересам правящего класса правительство не будет даже при серьезной угрозе своему положению. В победу же революции многие тогда не верили.
Но вернемся в современность. Что было названо читателями в ответ на мой вопрос? Отмечу то, что мне понравилось:
1) Ввести 6-часовой рабочий день.
2) Зарплата, позволяющая откладывать часть средств помимо обязательных ежемесячных расходов.
3) Безусловное право на крышу над головой. На практике — обеспечение любому минимум комнаты в общежитии за символическую плату.
4) Безусловное право на свободу перемещения по стране. На практике — национализация транспортной системы страны, хотя бы железнодорожной.
5) Безусловное право на образование и здравоохранение. На практике — национализация систем здравоохранения и образования. Просто для начала остановить коммерциализацию социальной сферы и прекратить регулярные сокращения учреждений. А заодно выкинуть на мороз всевозможных прихлебателей в управляющих структурах. Если в том же образовании прекратить бюрократический маразм, это уже добавит лояльности от работников данной сферы.
6) Соблюдение трудовых прав, запрет на заёмный труд, частичную занятость и прочую дрянь.
7) Соблюдение ГОСТов в строительстве, в питании, в лёгкой промышленности.
8) Решение вопроса с беспризорниками и бомжами. Для вторых возродить лечебно-трудовые профилактории и вперед, работать на благо страны.
9) Ликвидировать наркоторговлю, если потребуется, то и физически.
10) Пресловутая борьба с коррупцией, которую можно сильно сократить одновременным урезанием чрезмерного аппарата чиновников.
11) Обрубить трудовую миграцию из-за рубежа и ввести протекционизм для первоначальной стимуляции производства (сразу национализировать все вряд ли выйдет). Ну а потом мы еще и с нехваткой рабочих рук столкнемся. Сюда бы отнес и выход из ВТО.
И так далее, всем спасибо за ответы.
Обращу внимание, что дело не только в том, чтобы решить названные проблемы. Важно решить их по-коммунистически. Ведь любая оппозиционная партия назовет те же самые проблемы. Решение или имитация решения проблемы могут быть диаметрально противоположными, в т.ч. вполне в пользу буржуазии. Скажем, борьба с олигархией в фашистском духе может привести к перераспределению собственности в пользу русско-украинских бизесменов (такие все же есть). Изгнание части мигрантов — тоже вполне одобряемое массами событие. И оно может быть совершено в духе правой идеологии.
Во-вторых, надо объяснять массам, что проведение революционных преобразований в коммунистическом духе (национализация финансов, земли и изначально, вероятно, отраслей промышленности, монополия внешней торговли) в конечном итоге решит перечисленные проблемы вот потому-то и потому. Переводить решение проблемы в классовую плоскость, что, мол, наркоторговля выгодна мировой буржуазии и т.п.
Еще один важный момент, который, на мой взгляд зря упустили, это классовый вопрос. Решение любой актуальной проблемы должно решаться коммунистами с классовой позиции и в пользу пролетариата. Нужны примеры? Ну, скажем, власть должна быть на стороне работников против администрации или на стороне бедных против богатых. Вот когда работники или бедные это поймут, то они признают эту власть. Более десятка лет после революции оставались батраки, которые гнули спины на кулаков. За сопротивление в пределах одной деревни их запросто могли убить. Но они знали, что у них есть Советская власть. Где-то там, в уезде или губернском центре, в ЧК, милиции, в армии и любых партийных ячейках. Уверен, что если бы батрак пришел в город и зашел бы со своей проблемой на заседание партийной ячейки какого-либо завода, он встретил бы горячее сочувствие и ему попытались бы помочь. Просто так: "Я, мол, Василий Петров, меня кулак заставляет работать без выходных". За батраков были суды. За них был батрацкий профсоюз. За них была пресса. Сколько селькоров убили кулаки! Наконец, батрак мог и сдохнуть, горбатясь на кулака, но его сын, получив образование, мог стать летчиком, профессором, генералом. Вопрос социальной справедливости вопрос очень важный. Ради этого можно многое вытерпеть.
Вывод мой прост: коммунисты должны цепляться за любую актуальную проблему и предлагать ей коммунистическое решение. Проблемами могут быть коррупция (куда ж без показательных процессов!), преступность, жилищная проблема и проблемы ЖКХ, безработица, алкоголизм и наркомания, рост цен, бюрократизация, повышение пенсионного возраста и т. п. Для Донбасса — проблема войны. В общем — все, что есть и будет. А проблем будет все больше и больше. Понятно, нынешняя власть дает теперь все больше козырей любой оппозиции. Скажем, пенсионный возраст повысили. Теперь не так важно возвращаться к советской возрастной категории пенсионного возраста. Достаточно просто снизить его на год, чтобы оказаться лучше тех, кто повысил.
portret

Вопрос к читателям

Вопрос к моим читателям. Каким основным проблемам современной России коммунисты должны предложить решение? Коммунизм коммунизмом, но завоевать доверие трудящихся масс можно только в случае разрешения их реальных первостепенных нужд, вне зависимости от того, связаны эти нужды с программой коммунистов прямо или косвенно. В годы Октября такими нуждами были 1) рабочий вопрос, 2) вопрос о земле, 3) вопрос о мире и 4) национальный вопрос. Разрешив их, большевики получили кредит доверия. При этом особенно выделю вопрос о земле. Он был, в общем-то, вековечный. Мир скоро сменился гражданской войной, власть пролетариата была очевидна для партии, которая была рабочей, а вопрос национальный был взаимосвязан с вопросом о земле. Именно большевистское решение вопроса о земле толкнуло к союзу с пролетариатом большинство населения страны и позволило победить в гражданской войне. Дело ведь не только в том, что большевики предложили решение вопроса - мало ли кто что говорил. Они его начали решать известным декретом. Так какие же вопросы являются коренными сейчас? Можно ли выделить какой-то коренной вопрос, сравнимый с вопросом о земле начала ХХ века? Давайте представим, что настоящие коммунисты (вы скажете, что их, дескать, нет, но предположим) пришли к власти. Какие коренные нужды народа они смогут решить? Ведь надо учесть, что они получат в наследство разоренную т. н. «демократами» страну, разрушенное производство. Поэтому дать всем работу сразу не получится. Восстановить старый пенсионный возраст на бумаге тоже легко. А вот хватит ли средств? Да и полностью бесплатной медицины сразу не будет. Для этого нужны годы и годы. Итак, повторю: какие основные проблемы современной России коммунисты могут и должны быстро разрешить в случае прихода к власти?
portret

Выводы по советской экономике. Ч. 2. Идеология.

Если первая часть выводов в целом состояла из повторений выводов, сделанных к каждому периоду советской экономики, то и вторая часть будет во многом повторением. В свое время у меня был пост о работе Ленина, посвященной сопоставлению взглядов Сисмонди и народников (https://auto-krator.livejournal.com/52760.html). Сегодня мы вернемся к этой теме.
Смысл вкратце состоял в том, что в истории общественной мысли было особое направление, которое с натяжкой можно назвать «мелкобуржуазным социализмом» (или, например, «ненаучным социализмом»?). Направление это отражало интересы мелкой буржуазии, владельцев средств производства, ведущих мелкотоварное хозяйство без эксплуатации рабочей силы (прежде всего крестьян, включая и общинников, включенных в рыночные отношения). Это направление было антикапиталистическим. Отрицательная сторона данной идеологии состояла в неприятии негативных сторон капитализма, сказывающихся на положении трудящихся. Однако положительной стороны подобное направление не имело, т. к. отражало интересы классов, уходящих в прошлое. Вернее имело, но эта была модель докапиталистического общества. Идеалистическая модель общества без эксплуатации (по крайней мере — эксплуатации того слоя, интересы которого отражала). Утопия. Некий улучшенный капитализм. Видя негатив, который капитализм нес в общество, это направление призывало вернуться назад — не в феодализм, конечно, а в некую идеальную эпоху, когда разорения и эксплуатации было меньше. Социалистической можно было считать, по крайней мере, общинную версию антикапиталистической мысли, идеи народников. Коллективизм (собственность общин, собственность трудовых коллективов) придавал этому направлению социалистическую видимость. Хотя, конечно, «социалистичность» это мнимая, поэтому и грани ее размытые. Это учение регрессивное, т. к. «мелкобуржуазные социалисты» не понимали причин развития капиталистического хозяйства, не понимали прогрессивности капитализма. В условиях России можно говорить, что «мелкобуржуазный социализм» отражал взгляды крестьянских масс.
Вероятно, на бытовом уровне в прошлом тоже были элементы подобной регрессивной идеологии, являвшейся реакцией на новый эксплуататорский способ производства. Скажем, в период рабовладельческого способа производства могла быть идея возврата в период доклассового общества, «возврата» в прошлое в любой форме. Не случайна идея «золотого века». Наиболее подходящий пример — идеология римского крестьянства, которую отстаивали братья Гракхи. Идея ограничения максимума земельного надела для препятствия разорения крестьян была с экономической точки зрения регрессивной, т. к. крупные латифундии с трудом рабов (или позже колонов) были прогрессивнее. В период феодализма я сходу могу вспомнить идеологию дворянства, которое выступало против усиления абсолютной монархии под знаменем свободы (дворянской) и борьбы с тиранией (взять хотя бы князя Андрея Курбского). Однако мощное централизованное государство оказывалось в итоге прогрессивнее феодальной раздробленности. Простонародные чаяния выражались в средние века в форме ересей, смысл которых состоял в возврате к начальному периоду христианства («Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был дворянином?»). Так что путь «назад, в прошлое» под хорошими лозунгами и из лучших побуждений — дело нередкое.
Кратко напомним основные выводы о «мелкобуржуазном социализме».
1) Источник противоречий видят не внутри производства, а в вопросах «несправедливого» распределения, потребления и т. п. Дифференциация производителей в товарном хозяйстве рассматривается мелкобуржуазным учением не как закономерность, а как результат «ошибок». Мелкобуржуазным учением она рассматривается только как отрицательное явление (из-за разорения), которую можно устранить при товарном хозяйстве. Практическим следствием последнего станет законодательное ограничение дифференциации, ограничение развития. Мелкобуржуазное учение не понимает связи между мелкотоварным хозяйством и крупным капиталом, как второе развивается из первого.
2) Критика капитализма мелкобуржуазным учением ведется не столько с научных, сколько с моральных позиций.
3) Политические решения и изменения в экономике мелкобуржуазное учение объясняет не социальными интересами, а результатом деятельности конкретных лиц или же применения той или иной теории.
4) Мелкобуржуазное учение отрицает или «затушевывает» классовые противоречия, выступая от имени «народа». Государство считали надклассовым.
5) Для мелкобуржуазного учения характерно стремление «взять все и поделить», т. е. наделить каждого средствами производства. Соединение собственности в одних руках неэффективно, излишняя централизация губительна.
6) Мелкобуржуазное учение — за приоритет производства предметов потребления.
7) Мелкобуржуазное учение считает, что чрезмерное развитие вредно, развитие должно протекать равномерно и постепенно, эволюционным путем.
8) Мелкобуржуазное учение рассматривает общественное производство статично, в одних и тех же формах. И т. д.
Конечно, социалистическим такое учение может быть названо условно. И уж тем более вряд ли его можно назвать строго научным. Но не забудем о признании даже в СССР преемственности от учений Томаса Мора (кто не знает — католический святой!), Т. Кампанеллы, Д. Уинстенли, Ж. Мелье, народников и т. п. Вспомним стелу в Александровском саду, ныне снесенную. Можно, конечно, увидеть массу различий в этом списке. Крайне жесткие (сказали бы «тоталитарные») модели некоторых утопистов и вполне благообразное сообщество общин. Возможно, это как раз свидетельствует о родстве крайне левых («левацких») идей с мелкобуржуазной психологией. Но речь сейчас не о крайностях. Поскольку идеалом было общественное или же общинное хозяйство, это учение условно можно назвать социалистическим.
И дело в том, что при недостатках теории научного коммунизма, при том, что теория не развивалась или примитивизировалась, а то и сознательно искажалась, господство получали бытовые дилетантские представления о социалистическом обществе. Говоря это, я не отрицаю наличия врагов коммунизма или наличие в СССР буржуазии, а пытаюсь понять мировоззрение тех, кто считал себя убежденным коммунистом и приближал капиталистическую реставрацию. Не всегда же и не у всех был злой умысел. Было и непонимание.
Возьмем, например, Третью программу. Она же выглядит довольно убого по целям. Выход на 1-е место в мире к определенному году означал лишь опережение главного врага на данный момент. А как будет дальше? Это все равно, что выигрыш боя в ходе долгой войны. Вот она — метафизичность (точнее статичность) мышления мелкобуржуазных социалистов. Опередил — и победил. Достижение определенных цифр — это хорошо, но ведь следовало тогда уж точно знать будущие показатели экономики стран-конкурентов, точно их прогнозировать. Почему победа определялась преобладанием в 2 раза или в 3 раза, а не, скажем, в два с половиной? Вспомним, как у нас гордились первенством Гагарина. Первые вышли в космос! Да, великое достижение. Да, победа. Ну а дальше? А в 80-е тоже об этом кричали (горбачевская версия Третьей программы). Примитив какой! Надо же опережать всегда. И проиграли «Лунную гонку». Можно как угодно относиться к Фурсову, но он в свое время высказал очень точную мысль: американская элита 70-80-х гг. соотносится с советской как гроссмейстер с любителем. Но позвольте! Ведь в эпоху революции Ленин и его соратники были гроссмейстерами!
Чем будет делать необученный солдат, брошенный в бой? Недоученный практике и необученный уставу? Он будет руководствоваться своими представлениями. Теория не развивалась. Что заменяло ее? Ненаучный бытовой уровень понимания проблемы. Он определялся культурными традициями крестьянской прежде страны. «Крестьянский социализм» — что-то типа того. Важно здесь то, что в результате темпы развития стали снижаться, этот псевдокапитализм потерял свое преимущество перед капитализмом. Пусть мнимо потерял, сейчас о нем жалеют.
Вспоминается, как т. Сахонько спросил т. Морозова: в борьбе с каким классом потерпел поражение китайский пролетариат, оказавшийся неспособным осуществить свою диктатуру? И сам же ответил на свой вопрос: крестьянство. (см. комментарии: https://morozov5.livejournal.com/130285.html).
Позволю себе привести большую читату т. Сахонько: «...вопрос в том, на что тратится продукт этого труда. Можно все тратить на жратву, одежду, защиту от других трудящихся и прочие наличные возможности данного общества. При этом сохраняться на постоянном уровне материального и духовного развития. Проще говоря проедать весь прибавочный продукт. При таком варианте мы будем иметь первоначальный скачек в уровне жизни (не такой уж и большой), а затем полную остановку всякого развития. Второй вариант это когда люди готовы на небольшое сиюминутное улучшение условий жизни, а часть непроеденного продукта консолидировать и пустить на создание производительных сил способных обеспечить постоянный рост их благосостояния на длительную перспективу, вплоть до полного изобилия по личному потреблению. Так вот первый вариант свободного труда даже хуже капитализма, при котором происходит постоянный рост стоимости рабсилы (рабочий все больше и больше работает на себя). Но при этом идет постоянное развитие производительных сил в виде капитала, отчужденной от рабочих стоимости, который позволяет постоянно расширять производство средств потребления. ...из описанного различия систем экономики основанных на различном виде свободного труда ясно, что в послереволюционной России это различие реально выражалась в существовании классов с различными интересам. Если сторонниками первой системы свободного труда были крепкие, хозяйственные крестьяне, то вторая больше соответствовала интересам пролетариата и беднейшего крестьянства. Именно это противоречие и определяло во многом качество процессов протекавших тогда в стране. Если говорить прямо именно вокруг этого вопроса разворачивалась классовая борьба. Может, это была и не борьба между антагонистическими классами, но от этого она не становилась менее острой» (http://sahonko.livejournal.com/81925.html).
Ни Хрущев, ни Косыгин не хотели капитализма. И никто тогда в СССР его не хотел. Большинство не хотели его и в период перестройки. Как писала т. blau-kraehe.livejournal.com: капитализма никто не хотел, хотели ввести немного его элементов. Для большей эффективности социализма, разумеется. Эффективности не получалось. Тогда надо было вводить новые капиталистические элементы, потом еще и еще...
НЭП был их идеалом. Не случайно его так любили. Ведь развитие сельского хозяйства периода НЭПа — это мечта крестьянина. С одной стороны единоличные хозяйства, с другой стороны — препятствия для дифференциации и образования крупных хозяйств (ограничения против кулаков, отсутствие частной собственности на землю). Отсюда и постоянные нападки на «излишнюю» централизацию и бюрократизм. Бюрократизм подавался как синоним излишней централизации и сковывания инициативы (т. е. инициативы частного товаропроизводителя). Ненависть к «чиновникам» и «партократам» — это не столько ненависть коммуниста, а мелочная зависть мелкого буржуйчика: эти «бюрократы» столько получают! Это так несправедливо! А все это могло бы пойти нам!
В период перестройки не хотели капитализма, но они хотели «зарабатывать» много. Централизация — это некая враждебная сила, которая отнимает прибыль, заработок. И пускает его на «ненужные» игрушки типа космоса. В этом с ними были согласны откровенные антипрогрессоры (типа писателей «деревенщиков»). Важным положением их идеологии была ненависть к коллективизации.
Собственно, ради чего терпеть лишения, если никто прибавочный продукт не отбирает? Зачем лететь на Марс? В 30-е годы еще было понятно — надо провести индустриализацию и подготовиться к войне. Сталинскую индустриализацию положительно оценивают все: и троцкисты, и буржуазные патриоты-державники и т. п. Разве только совсем оголтелые либералы говорят о «слишком большой цене» индустриализации. Но и в этом случае этой «ценой» оказывается не сама индустриализация, а сопутствовавшая ей коллективизация. А потом? Войну выиграли, бомбу сделали. Живи и радуйся! Такая жизнь будет, что помирать не надо (как говорил В.И. Чапаев в фильме). В конечном счете это некоторое проедание прибавочного продукта. Условно говоря: пошьем джинсы вместо полета на Марс.
И сейчас мелкобуржуазная тоска об СССР начинается с перечня материальных благ, которых люди потеряли. Спор с капитализмом предстает сопоставлением перечней: какой больше. Идеология Сисмонди, Прудона, народников, эсеров, меньшевиков, части троцкистов, всевозможных ревизионистов, правой оппозиции, Трудовой крестьянской партии, Рютинской платформы, и т. п. Прошу прощение за эту «гремучую смесь». С одной стороны критика капитализма, с другой вера в устойчивость такой системы, которую они предлагали.
Те же идеи были и в период приватизации. Вспомните ваучеры. Всем поровну! А потом — после перехода к капитализму — началось нытье. Ах, нас обманули. Так же и прежде крестьяне были недовольны расслоением. И в Древнем Риме, и в России. Там не любили рабовладельцев-латифундистов, у нас — кулаков. Мы так не договаривались! Что же это одни богатеют, а другие разоряются? Когда Россия «встроилась» в мировую капиталистическую экономику, пожалело уже большинство... В том числе вчерашние министры, вчерашние секретари обкомов, вчерашние директора и главные инженеры разорившихся заводов, вчерашние директора НИИ, сотрудники Внешторга да и сами М.С. Горбачев с Н.И. Рыжковым. Даже лидеры теневой экономики пожалели. Мало кто из них стал успешным буржуа. Конечно, не все они пожалели. Не все они пожалели сильно. Некоторые — слегка. Ведь научный сотрудник закрытого НИИ пошел в челноки или пастухи (лично знал такого), а директора как-то пристроились получше. Но пожалели, пожалели...
portret

Советские песни и "гробы повапленные"

Что-то с серьезными темами туговато. Решил пока написать о советских песнях. Для хрущевско-брежневского периода было характерно старательное переделывание многих старых песен сталинской поры.
Во-первых, конечно, убиралось имя Сталина. Это понятно и широко известно. И «Марш артиллеристов», и «Москва майская», и даже «Колыбельная» («Спи, мой сыночек родной»), которую так хорошо исполняла Анна Герман, и многие другие. Очень смешно переделали песню на стихи Арс. Тарковского («Наш тост» или «Застольная»). В исходном варианте говорилось: «Тост наш за Сталина, тост наш за партию, тост наш за знамя побед». В исправленном варианте сказано: «Тост наш за родину, тост наш за партию, тост наш за знамя побед». В современном постсоветском варианте потребовалось убрать и партию: «Тост наш за родину, тост наш за армию, тост наш за знамя побед». Последний вариант и вовсе абсурдный, т. к. выше по тексту говорится «Выпьем за армию нашу могучую, выпьем за доблестный флот». Получается, что герои так перепились, что начинают вторично пить за то же самое.
В связи с этим вспомним и кинематограф. Разумеется, об этом можно было бы написать отдельный пост. Фильмы, где Сталина было слишком много, пришлось положить на полку. Из остальных его образ и даже само упоминание тщательно убирали. Наиболее смешно выглядит изменения текста в фильме о Чкалове. Изначально ему запрещали дальний перелет, уже одобренный Совнаркомом. Механик Чкалова возмущался: «Кто мог запретить?». Чкалов отвечал: «Сталин!» В измененном варианте Чкалов отвечает: «ЦК». Одним из самых возмутительных (и показательных!) было изменение в 1-й серии фильма «Молодая гвардия». В книге Фадеева есть такой эпизод. На квартиру Шевцовых становятся на постой немецкие офицеры. Они вешают на стенку фотографию Гитлера. Любка тут же цепляет рядом фотографию Сталина. Немцы эти — окопники, которые скоро уйдут на фронт. Им нравится сердитая красавица и они только смеются. В фильме же сцена с фотографией Сталина убрана, а Гитлер остается! Сталина вырезали, Гитлера оставили! Маленький эпизод, но какой показательный! Да-да, духовные наследники этих людей будут драпировать Мавзолей в день Победы! Измененный вариант можно увидеть здесь (время 55.05): https://www.youtube.com/watch?v=pGffpFkmP8o
Отдалюсь от основной темы в сторону современных переделок. Довелось мне слышать два новых варианта великой советской песни «Полюшко-поле». Кто там у нас едет по полю? Правильно, «Красной Армии герои». В одном современном варианте по полю едут «Русской армии герои», в другом — «прошлого времени герои». Кто знает текст песни, легко убедится, что нынче от песни не останется и слов. Там все про колхозы, про Ворошилова и т. п. Поэтому «Русской армии герои» просто едут, едут и едут. По 2-3 раза про это поют, тянут и тянут. А «прошлого времени герои» и вовсе призраки какие-то.
Во-вторых, действовала некая ханжеская политкорректность. В отдельных песнях убирались названия побежденных народов. Так, в песне «Обыкновенный человек» «немецкие знамена», которые были брошены к Мавзолею, были заменены на «вражеские», чтобы, вероятно, не обиделись в ГДР. Ничего не напоминает? Опять вспоминаются любители закрывать Мавзолей. В том же «Обыкновенном человеке» изначально говорилось, что русский человек «принес свободу, счастье для народов» и «зажег свободу в зареве небес». В исправленном варианте появился «простой советский человек», который «помог народам обрести свободу». Стало, видите ли, неприлично говорить, что мы освободили другие народы от фашизма, они, дескать, освободились с нашей помощью. Романтическая «свобода в зареве небес» была безжалостно убрана. Опять же в исходном варианте перечислялись города, которые теперь спокойно спят в связи с Победой. В перечне присутствовали Лондон, София, Прага и Бухарест. В исправленном варианте вместо Бухареста был введен Белград (ведь с Тито так важно было дружить!), а Лондон был заменен на Вену. В принципе, последнее вполне понятно: Вену мы от фашизма освободили, а Лондон никто и не захватывал. Но разве не стал Лондон спокойно спать после Сталинграда, Курска и операции «Багратион»? В популярной песне «Давно мы дома не были» говорилось, что девушки тоскуют о парнях, которые сейчас на войне в Германии, «в проклятой стороне». Дабы не обиделись в ГДР фраза была скорректирована: «В Германии, в Германии, в далекой стороне». В легендарной песне о трех танкистах фраза «и летели наземь самураи» была переделана на «и летела наземь вражья стая», чтобы не обиделись японцы.
В-третьих, вообще из песен по-возможности было убрано все, что связано с любовью и выпивкой. Так, в песне «Ехал я из Берлина» была фраза: «Эй, встречай, покрепче обнимай, чарочку хмельную полнее наливай». Переделанный вариант таков: «Эй, встречай, с Победой поздравляй, милыми руками покрепче обнимай». В первом случае у нас возвращается с войны герой, здоровый сильный мужчина-победитель. Ему требуется, чтобы женщина обняла его крепко, а чарочка (одна чарочка!) ему не повредит, скорее даже полезна для здоровья. Во втором случае у нас какая-то официальная встреча: поздравляем, мол, Вас, Иван Иваныч, с Победой. Была еще такая малоизвестная песня 1941 г. «Играй, мой баян». В исходном варианте говорилось: «Играй, мой баян, и скажи всем врагам, что жарко им будет в бою, что как подругу мы родину любим свою». В исправленном варианте: «...что больше жизни мы родину любим свою». В первом случае у нас любовь к родине ассоциируется с любовью к женщине, к подруге. Да, просто и банально — к любимой женщине. Разве ж она не подруга, т. е. друг? В хрущевско-брежневские времена ханжи и лицемеры («гробы повапленные», как говорил о них Иисус Христос) подумали: а что это за подруга такая? Ведь подруга — не жена, верно? Не жена — значит и обязательств никаких, верно? Сегодня одна подруга, завтра другая, верно? А родину-то менять нельзя! Как различаются представления о любви в двух вариантах! В первом случае любовь ценна сама по себе, сама по себе ценна любимая женщина (подруга ли она, любовница, сожительница, гражданская ли жена — как ни называй). Из второго варианта вытекает ханжеская мораль, что любовь к женщине незаконная чем-то плоха, что ценна лишь женщина, состоящая в официальном браке. Тем самым по-сути признается возможность смены подруги.
Вероятно, читатели могут назвать еще некоторые песни, в которых были сделаны важные изменения.
Может быть, все это мелочи? Но мне кажется, что все эти мелочи говорят о главном.
portret

О любви (Агата Кристи и психология любви).

Почему-то о любви. По мотивам фильма «Пять поросят» (из английского сериала о Пуаро с Д. Суше в главной роли, 2003 г.).
В основе лежит следующая история. Был отравлен известный художник. Он жил в своем доме с семьей и любовницей, над портретом которой работал. Подозрение падает, разумеется, на жену. Вроде бы все факты указывают на нее. Но Пуаро доказывает, что отравила художника любовница.
Оставим в стороне детективную канву и обратимся к психологии любви. Итак, художника любят две женщины: Каролина (жена) и Эльза (любовница). Эльза — тонкая, стройная, высокомерная и нервная брюнетка с чрезмерно набеленным лицом. Ее большие глаза широко раскрыты, в них застыли страдание, страх или безумие. Каролина — красивая женщина, обаятельная, улыбчивая, высокая, хорошо сложенная. У нее очень живое лицо и такие же глаза. В глазах отражается страдание, грусть, гнев, радость, нежность, ум...
Когда Пуаро приходит к Эльзе, та говорит ему, что присутствие на суде не было для нее тяжким испытанием, т. к. она получила удовлетворение от осуждения Каролины, отнявшей у нее любимого. С удовольствием она рассказывает о себе, о своем происхождении, о своем характере («я не впечатлительна»), рассуждает о том, как неправильно судят о ней люди. Хотя подобных вопросов ей и не задавали. Заметим — все это типичные черты эгоиста. «Я могла его осчастливить», — говорит она об убитом художнике. Она говорит также, что не он «соблазнил» ее, а она «выбрала» его. Зависимость в том или ином виде ее гордыня не признает. После временного разрыва Эльза не звонила и не писала художнику, именно он приехал к ней, и все началось заново. Тоже характерный штрих... Затем Эльза заявляет, что надо быть честным и идти к цели прямым путем, а не петлять как Каролина.
Предположу, что в этой беседе — психологический ключ к разгадке преступления. С какой стати молодая женщина начинает поучать умного пожилого мужчину? Можно только догадываться, как она будет вести себя с ровесниками. Что это за претензии? Что за гордыня? Она ставит себя выше других? Что это за прописные истины, возведенные в фанатично соблюдаемый (на самом деле не соблюдает!) канон? Надо говорить правду! Надо быть честным! Надо выполнять свой долг! Надо выполнять данные обещания! Но ради чего? Сентенция, довольно неумело возведенная в абсолютное правило, прикрывает подлый поступок. Эгоистка любит не человека, а свою любовь к нему. Поэтому когда любовь к нему может быть разрушена (художник собирался порвать с ней), она его убивает. А вот Каролина, которая «петляет» на пути к цели, любит конкретного человека. Поэтому она готова идти на компромиссы ради любимого, готова на самопожертвование. Сильная женщина, она даже позволяет ему привести в дом любовницу. Но выбранное ей самой испытание слишком тяжело. Она страдает от этого и один раз говорит мужу, что убьет его. Но скорее она убила бы себя.
Перед нами две любви. «Любовь» эгоистки и любовь настоящего человека с большим сердцем. Разница между ними становится заметной тогда, когда жизнь ставит тебя перед нелегким выбором: любимый человек или твоя любовь к нему. Не всегда такое противоречие возникает. Но иногда случается. Выбор одного означает уничтожение другого. И по-настоящему любящий согласится лучше убить часть себя — свою любовь, чем любимого человека.
Велика английская культура! Вот какие неожиданные психологические этюды можно встретить в классическом детективе.