auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Нет суда на дураков...

Совсем нет времени на блог. Сегодня я с большим опозданием напишу о давно прошедшей т. н. «дискуссии» известного блогера А. Сафронова (см. видеолекции по советской экономике https://vas-s-al.livejournal.com) с А. Шерстневым. Видео дискуссии: https://vas-s-al.livejournal.com/839957.html и тут: https://www.youtube.com/watch?v=WHzK9LevKVc (но смотреть не советую!).
Сразу скажу, что писать про Шерстнева я не буду. Это довольно странный человек. Настолько странный, что я воздержусь от резких заявлений по тому принципу, что смеяться над определенными людьми грешно. Отмечу лишь, что знаний даже буржуазной теории у него крайне мало, а самомнение несоизмеримо велико. Он много судит о том, чего не знает. Шерстнев известен левым пабликам в ВК давно, его уровень ясен. Например он (как бы «либертарианец»!) считает монополией только такую корпорацию, которая контролирует... Барабанная дробь... 100% рынка! Если лишь 95%, то это, по словам Шерстнева, не монополия! Он вообще говорит: «Везде, где монополия — социализм». Он критикует СССР за отсутствие «равных возможностей», но позже заявляет, что равные возможности — это плохо. Шерстнев не знает, что такое олигополия, заявляет об отсутствии в СССР науки и т. д. Приз зрительских симпатий (от меня) получает фраза: «Я знаю определение Бога, которое можно проверить».
А вот какую цель преследовал А. Сафронов? Пиара в такой «дискуссии» нет ни грамма. Поприкалываться и потроллить? Нет, тогда надо было вести себя совсем не так интеллигентно, а именно прикалываться. Показать ошибочность или глупость умозаключений Шерстнева? Но тот сам все давно уже показал. Сафронов говорил, что ему интересны взгляды Шерстнева. Разве Шерстнев яркий представитель либертарианства? Нет. Уж явно можно было кого-нибудь потолковее найти. Неужели он и впрямь думал Шерстнева в чем-то победить-убедить? Но тогда скорее можно подозревать Сафронова в необоснованных претензиях на педагогический талант. Неужели он и впрямь думал, что после дискуссии Шерстнев признает себя проигравшим или и впрямь в чем-либо будет убежден? Зачем воду в ступе толочь? Можете представить, чтобы, например, Ленин дискутировал в таком формате с Рокфеллером? Впечатление, что Сафронов не знал, как убить холодный и дождливый вечер. Но можно ж было просто выпить... Более приятно по крайней мере... В конце «дискуссии» Сафронов сказал: «Мы с Вами не сойдемся, но хорошо, что мы это проговорили». Чем же хорошо? Чем?! И кому? В свое время Пушкин резко высказался в адрес Чацкого. Александр Сергеевич относился с большим уважением к тезке Грибоедову, но его героя (Чацкого) не считал умным человеком, ибо не следует метать бисер перед свиньями.
Где-то Сафронов действовал неумело. Это не критика, с опытом дискуссий к нему все придет. Я лишь констатирую. Например, в ответ на традиционные стенания о всевластии в СССР номенклатуры Сафронову можно было бы сказать, что в СССР все могли стать номенклатурой. Это отчасти правда, отчасти троллинг. Пусть бы оппонент позлился и стал бы доказывать, что при капитализме легче достигнуть вершин власти. Можно было бы уцепиться за тему и развернуть вопрос о профессионализме отраслевых специалистов, ведь в позднем СССР «эффективный менеджер» или блатной мальчик-мажор не мог стать крупным руководителем именно из-за номенклатурного принципа. Понимаю, что аргумент спорный, т. к. раннесоветские большевики тоже не были «спецами». Но и они «спецов» внимательно слушали, а действительно неэффективные управленцы «шли лесом». Сафронов вообще был чрезмерно корректен. Тебя, короче, бьют в безлюдном переулке да еще и слабосильный пацанчик какой-то, а ты — накачанный чувак — сносишь удары и намеренно убегаешь в сторону камер наблюдения.
Со стороны «дискуссия» смотрелась примерно так (я утрирую, конечно):
Сафронов задает вопрос.
Десятиминутный монолог Шерстнева не по теме (Сафронов внимательно слушает).
Сафронов: «Вероятно, Вы меня не так поняли. Я имел в виду вот, что...»
Десятиминутный монолог Шерстнева не по теме.
Сафронов: «Нет, все же ответьте на вопрос...»
Десятиминутный монолог Шерстнева не по теме и несколько встречных вопросов, на которые Сафронов добродушно отвечает.
Обратим внимание на другое. Показал ли себя в этой дискуссии Сафронов коммунистом? Разберем это на примерах.
Почему-то Сафронов дал себя втравить в спор о Бангладеш. Скажу здесь тем, кто не смотрел «дискуссию», о чем шла речь. Шерстнев утверждал, что в Бангладеш был социализм и именно поэтому в Бангладеш люди живут бедно. Понятно, что Шерстнев в стиле демагога мог бы объявить, что социализм был где угодно (хоть в США) и — кроме того — понимает социализм по-своему (т. е. социализм у него там, где госсобственность). Сафронов как-то быстро ушел от определений социализма, но стал доказывать, что в Бангладеш социализма не было. И доказывал весьма странно. В итоге он все свел к тому, что большинство людей на улице скажут, что социализма там не было (Шерстнев логично возразил: а большинство скажет, что Бог есть). Следовало либо определить свое понимание социализма — не такое как у Шерстнева, — и закруглять тему. Либо же надо было перейти на другие страны. Мало ли в мире очагов нищеты помимо Бангладеш? Беда в другом — у Сафронова просто не было готового определения социализма. Он говорит Шерстневу: «Ваше определение социализма — это когда все плохо, а у меня другое...» Какое же? Чуть позже подобия определений у Сафронова проскакивают, но мы к этому вернемся.
Характерный у оппонентов произошел диалог. Шерстнев задал провокационный вопрос: Вы согласны с тем социализмом, при котором возникал голод? (Софизм, разумеется. «Вы не теряли рогов, значит Вы рогаты»).
Сафронов: Нет.
Шерстнев: Вы советскую систему поддерживаете?
Сафронов: Послевоенную систему я поддерживаю.
Шерстнев: Вас устраивает дефицит?
Нет ответа... Сафронов: Я поддерживаю социализм, его цели, советскую систему. Всего плохого можно было избежать.
Шерстнев: А при социализме всегда голод или бедность.
Вот видите, как просто поставить умного человека (Сафронова, конечно) в тупик. А как «страшно» коснуться тем репрессий, голода и коллективизации. В том-то и проблема всевозможных «левеньких», что они могут объявлять себя красными только при наличии белых перчаток и отсутствии всякой борьбы, всего плохого, ошибок.
Тему с обеспеченностью советских людей автомобилями Сафронов тоже провел неудачно. Был задан вопрос, что в США, мол, автомобилей было больше на душу населения. Сафронов привел пример с Сингапуром (сколько было автомобилей на душу населения в Сингапуре на момент создания ВАЗа?). Шерстнев парирует: Сколько? Ответа нет. Хрен его знает! Очень верно в комментариях у Сафронова написал о Шерстневе С. Лопатников («...дурак до сих пор думает, что машина — это такое удовольствие») и привел хорошие примеры, что в США производители автомобилей будут препятствовать развитию общественного транспорта. Можно было бы ответить так. А можно было бы привести данные о развитии в СССР железнодорожного транспорта, авиации, общественного автотранспорта и т. п. Шерстнев утрирует и смешивает разные периоды времени: Почему советская экономика не обеспечила каждого автомобилем, а у Ленина было шесть? Сафронову, вероятно, уже стало надоедать и он ушел от ответа. А на мой взгляд, если бы Советская власть поставила задачу обеспечить каждого личным автомобилем, она бы эту задачу решила.
Для «дискуссии» была характерна отстраненность от экономических вопросов и уход в «общие» (точнее — в «никакие») темы, включая даже вопрос о «свободе воли» (нашли место!). Вопрос «рынок или план» трактовался на примерах педофилии. Отмечу, что сама формулировка — рынок или план — неудачна. План существует и при рынке, рынок — при плане. Такое разделение просто неправильно. Капитализма без планирования давно нет. Хотел бы я посмотреть на корпорацию, которая работает по стихийному произволу... Днем с огнем посмотреть... Когда же доходило до экономики, у Сафронова появлялись какие-то странные примеры с изолированным «производителем булочек». Шерстнев резонно возразил: «Ваш пример абстрактен». А вот примеров эксплуатации рабочих у Сафронова не было. Сафронов критикует монополии из-за того, что они диктуют свою волю потребителям. Он будто подделывается под Шерстнева, но на деле выступает на его стороне, ведь Шерстнев формально противник монополий. Плановую экономику Сафронов понимает как... Как свободу! Ну, хорошо. Легко заменить «свободу» не менее общими понятиями («благо», «когда все хорошо», «благоденствие» и т. п.), но что это объясняет? Стремясь все же как-то сформулировать определения общественно-экономического строя и пользы от государства, но при этом снова подделаться под Шерстнева, Сафронов, наконец, говорит о двух плюсах: это коллективная безопасность, которая не дает навязывания чужой воли, и «это строй, где люди сообща снимают это неравенство возможностей». Не хочу разбирать эти определения, отмечу лишь снова появление абстрактных «людей», Фому и Ерему слитых воедино. Честно говоря, они порядком утомили меня.
Сафронов пытался показать пользу государственной социальной политики («Не дать профессору стать дворником мы можем помешать государственной политикой...»). Но это некое абстрактное государство с абстрактными профессорами и дворниками. В нем нет классов. Спор с Шерстневым свелся к вопросу о подчинении человка обществу. Один считает, что это — плохо, другой — хорошо. Осталось Сафронову признать, что личное иногда выше общественного, а Шерстневу — что общественное в некоторых случаях важнее личного. И будет полный консенсус ума и безумия.
В период революции большевики опирались на широкие народные массы, — говорит Сафронов. Какие же слои относились к широким массам? Буржуи и рабочие вместе? Середняки, бедняки, батраки и кулаки?
Шерстнев невольно наводит Сафронова на ответ: Что такое общественный интерес, кто его «отражает»?
Сафронов теряется: Большинство.
Шерстнев: чем они (большинство?) объединены?
Ответа нет.
Терминов пролетариат и буржуазия, классовая борьба, эксплуатация, прибавочная стоимость Сафронов не употреблял вообще.
Вывод наш таков. Сафронов пока не коммунист. Он немало выложил в своем блоге важных и интересных лекций о советской экономике. Очень полезны книги, которые он выкладывает. Но пока он только «попутчик», а социализм для него — один из объектов научного интереса. Иначе он имел бы массу определений социализма — от научных до самых простых.
Tags: Антисоветчики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments