auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Category:

Процесс Бухарина. Ч. 13. Генрих Григорьевич Ягода.

Продолжение. Предыдущую часть см.: https://auto-krator.livejournal.com/88431.html

Допрос Ягоды.

ЯГОДА. Начало моей антисоветской деятельности надо отнести к 1928 г., когда я вступил в антисоветскую организацию правых. Этому предшествовали мои переговоры с Рыковым, с которым у меня были довольно дружеские личные отношения.

...в то время не мог участвовать в открытой контрреволюционной борьбе правых и находился в законспирированном положении. ...я на протяжении ряда лет принимал все меры к тому, чтобы оградить организацию, в особенности ее центр, от провала.

Говорит, что назначил

...участника организации — Молчанова начальником секретно — политического отдела, который должен был вести борьбу с право-троцкистской организацией... К этому же периоду времени 1931 — 1932 гг. относится создание мною в аппарате ОГПУ группы правых из работников  ОГПУ. Сюда входили: Прокофьев, Молчанов, Миронов, Буланов, Шанин и ряд других работников.

В конце 1932 г., когда победа колхозного строя лишила нас ставки на массовые кулацкие восстания, ставка на так называемый дворцовый переворот стала главенствующей.

Я говорю о приходе к власти в Германии фашистов. Если до этого времени основная установка правых зиждилась на идее дворцового переворота собственными силами, то, начиная с 1933 г., была взята ориентация на фашистскую организацию.

Какой общественный политический строй мы восстановили бы в стране после свержения советской власти? Я и на этот вопрос отвечаю прямо — капиталистический строй.

Во-первых, я должен заявить суду, что под моим покровительством в самом аппарате ОГПУ, а затем НКВД существовала группа моих сторонников, группа шпионов различных иностранных разведок. О шпионской деятельности Запорожца, Гая, Воловича, Паукера, Венецкого и других я знал, но в интересах заговора благоприятствовал их работе, считая их силой при реализации заговорщических планов, в особенности по линии связи с иностранными разведками.

Именно через одного из этих шпионов, в частности, через Венецкого, который занимал должность инспектора при Рыкове в Народном комиссариате связи, и была налажена связь блока, персонально Рыкова, с заграничным центром меньшевиков, с Николаевским.

Карахан меня посвятил во внешнеполитическую ориентацию право-троцкистского блока, по поручению которого он — Карахан — вел переговоры с германскими фашистскими кругами. «Немцы, — как говорил мне Карахан, — помогут блоку в деле свержения советской власти». Карахан рассказал мне, что Троцкий давно уже ведет переговоры с немцами и слишком «ангажировался»...

Я не хочу и не могу опорочивать ни одного из предъявленных мне обвинений по части совершенных террористических актов. Но я хочу только подчеркнуть, что ни один из этих актов не совершен мною без директивы право-троцкистского блока.

Во-первых — убийство Кирова. Как обстояло дело? В 1934 г., летом, Енукидзе сообщил мне об уже состоявшемся решении центра право-троцкистского блока об организации убийства Кирова.

...я пытался возражать, приводил целый ряд аргументов о нецелесообразности и ненужности этого террористического акта. Я даже аргументировал тем, что за совершение террористического акта над членом правительства в первую очередь ответственность несу я как лицо, ответственное за охрану членов правительства.

...я вынужден был предложить Запорожцу, который занимал должность заместителя начальника Управления НКВД, не препятствовать совершению террористического акта над Кировым.

Еще до убийства Кирова умер сын Горького — Максим. Я уже заявлял суду, что я признаю свое участие в заболевании Макса и ходатайствую вторично у суда о перенесении моих объяснений по этому делу на закрытое заседание суда.

ВЫШИНСКИЙ. У меня в связи с этим есть один только вопрос. Вы признаете себя виновным, как вы выражаетесь, в заболевании Пешкова?

ЯГОДА. Все объяснения по этому вопросу я дам на закрытом заседании суда.

ВЫШИНСКИЙ. Хорошо. А в смерти Пешкова вы признаете себя виновным?

ЯГОДА. Я говорю точно: все объяснения по этому вопросу я дам по совокупности на закрытом заседании суда.

ВЫШИНСКИЙ. Признаете вы себя виновным или не признаете?

ЯГОДА. Разрешите на этот вопрос не отвечать.

Я отрицаю, что в деле умерщвления Менжинского мною руководили личные соображения. На пост руководителя ОГПУ я претендовал не по личным соображениям, не из карьеристских соображений, а в интересах нашей заговорщической организации. Решение центра по этому вопросу мне было передано лично Енукидзе. В обоих этих случаях были использованы врачи, что создавало полную гарантию в смысле невозможности разоблачения.

Я указывал Енукидзе на менее опасный способ и напомнил ему, Енукидзе, о том, как при помощи врачей был умерщвлен Менжинский. Енукидзе ответил, что убийство Кирова должно совершиться так, как намечено, и что убийство это взяли на себя троцкисты и зиновьевцы, а наше дело — не мешать.

Мне было понятно решение относительно Куйбышева, но и я никак не мог понять относительно совершения террористического акта над Горьким. Енукидзе мне объяснил, что право-троцкистский блок, имея в виду, как ближайшую перспективу, свержение советской власти, видит в лице Горького опасную фигуру. Горький непоколебимый сторонник сталинского руководства и, несомненно, в случае реализации заговора, поднимет голос протеста против нас, заговорщиков. Учитывая огромный авторитет Горького внутри и вне страны...

Я заявляю, что сидящие здесь, на скамье подсудимых, Рыков, Бухарин и другие несут полную ответственность за эти террористические акты. Я заявляю, что по их решению эти акты были осуществлены.

И вот, во имя спасения нашей организации, во имя спасения Рыкова, Бухарина и других, мы решили убить Ежова. Отравление производил Буланов, он об этом суду рассказал... Я не отрицаю также факта посылки по требованию Енукидзе денег Троцкому через Мирова-Абрамова.

ВЫШИНСКИЙ. ...вы избрали средством для совершения восстания в момент ...войны? Так это?

ЯГОДА. Нет, это не так. Вооруженное восстание — это бессмысленная вещь. Об этом могли думать только эти болтуны. (Общее оживление в зале.)

ВЫШИНСКИЙ. А вы думали о чем же?

ЯГОДА. О «дворцовом перевороте».

ВЫШИНСКИЙ. То есть о насильственном перевороте, произведенном узкой группой заговорщиков?

ЯГОДА. Да, так же, как и они.

ВЫШИНСКИЙ. Преимущественно приурочивая к военному нападению на СССР иностранных государств, или у вас были разные варианты?

ЯГОДА. Вариант был один: захватить Кремль. Время не имеет значения.

ВЫШИНСКИЙ. Вы стояли на точке зрения целесообразности в случае войны подготовить и обеспечить поражение СССР?

ЯГОДА. На этой точке зрения стоял блок, значит, и я...

Идет спор, был ли Ягода шпионом. Он признает, что ему было ведомо о шпионской деятельности ряда подчиненных, но не признает шпионом себя.

ВЫШИНСКИЙ. Я считаю, что раз вы покрывали их шпионскую деятельность, значит, вы им помогали, содействовали?

ЯГОДА. Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то, уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки...

ВЫШИНСКИЙ. Обнаруженных вами шпионов вы обязаны арестовывать и расстреливать?

ЯГОДА. Разумеется.

ВЫШИНСКИЙ. Значит, вы этого не сделали, т.е., иначе говоря, помогали шпионам действовать как шпионам.

ЯГОДА. Это ваша формулировка. Я покрывал их.

ВЫШИНСКИЙ. Не помогали?

ЯГОДА. Помогал — если бы я собирал материалы и передавал им.

Уточнение деталей.

ВЫШИНСКИЙ. Признаете себя виновным в организации и осуществлении террористических актов: первое — убийство т. Кирова по поручению блока и по предложению блока?

ЯГОДА. Признаю себя виновным в соучастии в убийстве.

БРАУДЭ (адвокат). Позвольте спросить, какими методами вы добивались согласия Левина на осуществление этих террористических актов?

ЯГОДА. Во всяком случае, не такими, какими он здесь рассказывал.

Заходит речь о загадочном «архиве Рыкова», о котором показал Буланов.

БУЛАНОВ. Я говорил в своих показаниях суду. Я повторю. При переезде из одного помещения в другое, участвуя в этом, я обнаружил ряд документов личного характера, я не помню какие, из которых было ясно, что это личные документы Алексея Ивановича Рыкова. Я спросил Ягоду, он мне это подтвердил, что там, в каких размерах — я говорил и говорю: этого не знаю.

ЯГОДА. Разрешите вопрос. Может быть, вы вспомните хоть один документ и скажете какой?

БУЛАНОВ. Если бы я вспомнил, я бы уже сказал.

ЯГОДА. Довольно странно. Человек определяет, что это архив Рыкова, по каким же документам? По одной фамилии что ли?

...

ВЫШИНСКИЙ. Скажите, подсудимый Ягода, вы в своей преступной деятельности покрывали меньшевиков?

ЯГОДА. Меньшевиков, в какой период?

ВЫШИНСКИЙ. В 1935 г. подпольную преступную деятельность меньшевиков?

ЯГОДА. По моим данным особо активной роли меньшевики не играли.

ВЫШИНСКИЙ. Я и не хочу, чтобы вы отвечали. На этом документе в ноябре 1935 г. наложена следующая резолюция: «Это давно не партия и возиться с ней не стоит».

Ягода подтверждает...

ВЫШИНСКИЙ.Теперь скажите, пожалуйста, какова была роль по вашим данным подсудимых Рыкова и Бухарина в умерщвлении Алексея Максимовича Горького?

ЯГОДА. Со слов Енукидзе я знал, что они принимали участие в обсуждении этого вопроса.

Обращаются к Бухарину.

ВЫШИНСКИЙ. ...Я хочу вас спросить, вам известно, какое было отношение Алексея Максимовича к Троцкому?

БУХАРИН. Резко отрицательное.

ВЫШИНСКИЙ. А вам известно, какое отношение было Троцкого к Алексею Максимовичу Горькому?

БУХАРИН. То же самое, резко отрицательное...

ВЫШИНСКИЙ. Скажите, совершение враждебного акта над Горьким связывал ли Томский с вопросом о свержении советского правительства?

БУХАРИН. По существу связывал.

ВЫШИНСКИЙ. По существу он связывал?

БУХАРИН. Да, я ответил.

ВЫШИНСКИЙ. Меня интересует существо.

БУХАРИН. Но вы спрашиваете конкретно...

ВЫШИНСКИЙ. Когда говорят о враждебном акте, то можно разуметь и очень серьезные враждебные акты, вплоть до террористических?

БУХАРИН. Да, от выступления в печати, неприятного разговора до террористического акта — амплитуда колебания очень большая.

РЫКОВ. Ягода упомянул здесь фамилию Венецкого как человека, который являлся моим соучастником и связывал меня с кем-то. Я просил бы сказать, откуда это известно и кто такой Венецкий; знает ли Ягода об этом от самого Венецкого или из другого источника. Никаких инспекторов у меня лично не было.

ЯГОДА. Венецкий — инспектор связи Наркомата Связи и одновременно инспектор связи в НКВД. Однажды он мне позвонил и сказал, что Рыков просит его свести пакет к Николаевскому заграницу, — может ли он его взять. Я сказал: переговорите с Рыковым; если он даст — возьмите. Отсюда я вижу, что Венецкий является связью между Николаевским и Рыковым.

Tags: Процесс Бухарина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments