auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Процесс Бухарина. Ч. 12. Секретари (Буланов, Крючков и Максимов-Диковский)

Продолжение. Предыдущую часть см.: https://auto-krator.livejournal.com/88294.html

Допрос Буланова (секретаря Ягоды).

БУЛАНОВ. ...примерно в 1931 г., впервые, неожиданно для меня, очевидно, считая, что я уже совершенно вышколенный и обработанный человек, Ягода сказал мне, что он — правый. О заговоре впервые я услышал от Ягоды в 1934 г. Постепенно отдельными беседами Ягода вводил меня в курс контрреволюционной работы. ...политика теперешнего ЦК ведет по совершенно неправильному пути, что политика коллективизации, политика в отношении совхозов ведет и крестьянство и страну к прямому разорению.

Одну из главных ролей переворота, по его словам, должен был выполнить Енукидзе, и вторая, пожалуй, не менее важная роль, по его словам, ложилась на его, Ягоды, плечи. У них была сфера влияния: Кремль у Енукидзе, аппарат НКВД — у Ягоды.

Сам Ягода в этот раз и неоднократно мечтал, правда, я не назову это мечтами, потому что он достаточно реально представлял, что в случае удачи переворота, в будущем Совнаркоме он должен был быть председателем Совнаркома.

ВЫШИНСКИЙ. Председателем Совнаркома?!

БУЛАНОВ. Так. Партийная линия ложилась, по его определению, на Томского, Бухарина и Рыкова...

Он увлекся Гитлером, говорил, что его книга «Моя борьба» действительно стоящая книга.

ВЫШИНСКИЙ. Стоящая?

БУЛАНОВ. Он подчеркивал неоднократно, что Гитлер из унтер-офицеров выбрался в такие лица.

...если память мне не изменяет, председателем ЦИК назывался Енукидзе.

ВЫШИНСКИЙ. А Геббельс при чем тут?

БУЛАНОВ. Он (Ягода) говорил, что Бухарин будет у него не хуже Геббельса.

Вооруженный переворот, по определению Ягоды, они приурочивали обязательно к войне. Я как-то задал Ягоде недоуменный вопрос: я, собственно, не понимаю — война, непосредственная опасность, напряженное положение и в это время правительственное потрясение — так на фронте дела могут весьма и весьма пошатнуться. Ягода мне на это прямо сказал, что я наивный человек, если думаю, что они, большие политики, пойдут на переворот, не сговорившись с вероятными и неизбежными противниками СССР в войне. Противниками назывались немцы и японцы. Он прямо говорил, что у них существует прямая договоренность, что в случае удачи переворота новое правительство, которое будет сконструировано, будет признано и военные действия будут прекращены...

Уже гораздо позже я услышал фамилию Тухачевского, который должен был в будущем правительстве быть народным комиссаром обороны...

О том, как вел себя Ягода, когда арестовывался кто-либо из заговорщиков.

Например, Ягода дал указание, чтобы Угланов держался, не выходя из таких-то рамок в своих показаниях.

БУЛАНОВ. Из фактов относительно Смирнова я знаю точно, чтокогда Смирнов был в тюрьме, Ягода прямо посылал Молчанова... И через него дал указание Смирнову, в каких рамках держаться в случае необходимости, когда от него потребуют те или иные показания...

по прибытии Смирнова, ходил к нему.

ВЫШИНСКИЙ. В камеру[?

БУЛАНОВ. Да.

ВЫШИНСКИЙ. Чем он там занимался?

БУЛАНОВ. Я слышал его разговор с Молчановым о том, что за поведение Смирнова на суде он, Ягода, спокоен...

ВЫШИНСКИЙ. [Обвиняемый Ягода, вам известно было, что Паукер — германский разведчик?

ЯГОДА. Да. Известно.

...

БУЛАНОВ. ...в Ленинграде у него (Ягоды) был верный человек, посвященный во все — заместитель начальника управления НКВД по Ленинградской области Запорожец, и что тот организовал дело так, что убийство Николаевым Кирова было облегчено, проще говоря, было сделано при прямом попустительстве, а, значит, и содействии Запорожца.

Ягода даже рассказал мне, что сотрудник Ленинградского Управления НКВД — Борисов, был причастен к убийству Кирова. Когда члены правительства приехали в Ленинград и вызвали в Смольном этого Борисова, чтобы допросить его как свидетеля убийства Кирова, Запорожец, будучи встревожен этим и опасаясь, что Борисов выдаст тех, кто стоял за спиной Николаева, решил Борисова убить. По указанию Ягоды, Запорожец устроил так, что машина, на который везли Борисова в Смольный, потерпела аварию.

...лично мне он поручил заботу о семье Запорожца, о семье Медведя, помню, что он отправил их для отбывания в лагерь необычным путем, он их отправил не в вагоне для арестованных, а в специальном вагоне прямого назначения. Перед отправкой он вызывал к себе Запорожца и Медведя.

...летом 1936 г. он (Ягода) поручил другим лицам, не проходящим по этому делу, отравление квартиры Ежова... Когда он был снят с должности Наркома внутренних дел он предпринял уже прямое отравление кабинета и той части комнат, которые примыкают к кабинету, здания НКВД там, где должен был работать Николай Иванович Ежов. Он дал мне лично прямое распоряжение подготовить яд, а именно взять ртуть и растворить ее кислотой... Это опрыскивание кабинета и прилегающих к нему комнат, дорожки ковра и портьер было произведено произведено Саволайненом в присутствии меня и Ягоды... Распрыскивал тот из пульверизатора. Помню, что это был большой металлический баллон с большой грушей.

...единодушно к выводу, что, в случае удачи переворота, Алексей Максимович поднимет открыто голос против них, а при том авторитете, который Горький имел во всех слоях населения в Советском Союзе, и при том его исключительном значении перед культурно-мыслящими людьми за границей, этот бунт — как Ягода говорил — Горького против новой власти был бы исключителен по своим последствиям. ...Ягода  инструктировал Крючкова о том, что он должен постараться простудить Алексея Максимовича, говоря, что при том состоянии легких, которое было у Горького, простуда может быть чревата последствиями, а остальное все, что нужно, сделают Плетнев и Левин. Насколько мне известно, Левина Ягода привлек, завербовал к этому делу и вообще к случаям отравления, используя какой-то компрометирующий против него материал (какой, я не знаю)...

...по распоряжению Ягоды, когда Левин ездил за границу, деньги в иностранной валюте.

ВЫШИНСКИЙ. Кстати, не припомните ли вы, сколько вы давали?

БУЛАНОВ. Это было два или три раза, боюсь сказать точно, думаю, что доктор Левин, который получал, точнее меня скажет, но порядка так около тысячи долларов каждый раз. За точность суммы я не ручаюсь, но такого порядка. И по приказу же Ягоды я давал указание на границу о том, чтобы доктора Левина пропускали без таможенного осмотра. А по словам Ягоды, Крючкова и особенно убеждать не приходилось, т.к. он сказал, что Петр Петрович сам заинтересован в известной мере как литературный наследник, — смысл так я понял у него, — после Алексея Максимовича Горького. (Движение в зале.)

... если в умерщвлении Горького были, как он говорил, исключительно политические мотивы, то здесь (при убийстве Менжинского) я от него знаю о мотивах уже личного порядка.

ВЫШИНСКИЙ. То есть?

БУЛАНОВ. О личных мотивах человека, который хочет всеми средствами, всеми путями сделать себе карьеру, т.е. ускорить освобождение поста, сделать пост председателя ОГПУ вакантным...

ЯГОДА. Признавая свое участие в болезни Макса Пешкова, я ходатайствую перед судом весь этот вопрос перенести на закрытое заседание.

(Тут, вероятно, намек на связь Ягоды с женой М. Пешкова)

ВЫШИНСКИЙ. Подсудимый Рыков, известно ли вам о том, что было принято «право-троцкистским» блоком решение физического уничтожения Алексея Максимовича Горького?

РЫКОВ. Нет... Мне Енукидзе сообщил, что троцкисты и зиновьевцы чрезвычайно озабочены тем влиянием, которое  приобретает Горький, что он  является решительным сторон[иком Сталина и генеральной линии партии.  Поэтому, как он выразился, они считают необходимым, ввиду такого значения Горького, а значение его и за границей, и у нас не нуждается в подтверждении, — они настаивают, как он выразился, на ликвидации его политической активности.

ВЫШИНСКИЙ. Значит, вы знали о готовящемся убийстве Горького.

РЫКОВ. Не совсем так.

ВЫШИНСКИЙ. Что оно готовится, вы знали об этом?

РЫКОВ. Я знал о том, что я вам уже говорил.

ВЫШИНСКИЙ. А этого разве недостаточно для квалификации...

РЫКОВ. Для той квалификации, о которой вы говорите, это не достаточно. Может быть, я недооценивал того, что говорил Енукидзе.

ВЫШИНСКИЙ. У меня есть вопрос к Буланову. Неизвестен ли вам случай, чтобы Ягода пересылал деньги Троцкому?

БУЛАНОВ. Совершенно точно известно.

...

РЫКОВ. Буланов говорил относительно моего архива, найденного у Ягоды. Я хотел бы, чтобы он познакомил с находкой, откуда этот архив, что в нем содержится и откуда он знает об этом.

БУЛАНОВ. Если бы я знал точно, что там находится и размеры этого архива, я своему сопроцесснику ответил бы обязательно. К сожалению, я этими сведениями не располагаю. Я говорил об этом архиве на основании вот чего. Когда Ягода перебирался из одного помещения в другое при переделке здания, я не помню при каких обстоятельствах, но, во всяком случае, среди части вещей, которые лежали долгое время в несгораемом шкафу, я обнаружил кипу документов. Я спросил Ягоду. Он мне сказал: не разбирайте, это — архив Рыкова.

Допрос Крючкова (секретаря Горького).

КРЮЧКОВ. Я предательски убил Максима Горького и его сына Максима Пешкова. Оба убийства я совершил по указанию Ягоды и под влиянием его угроз.

Давая мне поручение убить Максима Пешкова, Ягода осведомил меня о предполагаемом государственном перевороте и о его, Ягоде, участии...

К разрушению здоровья Максима Горького я приступил после больших колебаний. В смерти же Максима Пешкова я был лично заинтересован. Я полагал, что со смертью Максима Пешкова я останусь единственно близким человеком к Горькому, человеком, к которому может впоследствии перейти большое литературное наследство Горького, которое даст мне в дальнейшем средства и независимое положение.

Я растрачивал большие деньги Горького, пользуясь его полным доверием. И вот это поставило меня в какую-то зависимость перед Ягодой. Я боялся того, что он знает, что я трачу деньги и совершаю уголовное преступление. Ягода стал пользоваться мной, чтобы войти в дом к Горькому, стать ближе к Горькому.

Он (Ягода) тогда говорит мне так: дело тут не в Максиме Пешкове, необходимо уменьшить активность Горького, которая мешает большим людям... ...ваша задача очень проста, начните спаивать Максима. Я разговаривал с доктором Виноградовым и знаю, как губительно действует на организм Максима вино. Я был удивлен, что он советовался по этому поводу с Виноградовым, и высказал свое удивление. Он мне сказал, что для этого дела привлечены доктор А.И. Виноградов и доктор Левин.

Но все же крепкий организм Максима Пешкова не поддавался. И вот в 1934 г. Ягода торопит меня, советует мне простудить Максима.

2 мая я предварительно напоил Максима и, как здесь сегодня показывал доктор Левин, оставил его в саду на скамейке спать на несколько часов. День был холодный, и с этого момента Максим заболел, а 11 мая умер. 3 мая вечером Максим мне сказал, что ему нездоровится, и смерил температуру,  оказалось 39,5. Несмотря на это, я врача не вызвал.

Левин приехал и поставил диагноз, что у Максима в легкой форме грипп.

Через несколько дней случайно к Алексею Максимовичу Пешкову приехал доктор

Бадмаев. Бадмаев осмотрел Максима Пешкова и сразу же определил крупозное воспаление легких и удивленно спросил — что же Левин не осматривал его что ли? Когда Максим Пешков узнал, что он болен крупозным воспалением легких, он попросил — нельзя ли вызвать А.Д. Сперанского, который часто бывал в доме Горького. Алексей Дмитриевич Сперанский не был лечащим врачом, но Алексей Максимович его очень любил и ценил как крупного научного работника. Я сообщил об этом Левину. Левин на это сказал: ни в коем случае не вызывать Сперанского.

Я помню, тут была какая-то стычка с Олимпиадой Дмитриевной Чертковой, когда Виноградов дал Максиму лекарства, минуя ее, она постоянно ухаживала за всеми больными в доме Горького и требовала, чтобы все шло через ее руки.

Шампанское было дано Максиму Алексеевичу и вызвало у него расстройство желудка, при большой температуре... После того, как расстройство желудка появилось, Виноградов лично — это я знаю наверняка — дал больному слабительное... Консилиум, который был созван по настоянию Н.А. Пешковой и Алексея Максимовича Горького, поставил вопрос о применении блокады по методу Сперанского, но доктор Виноградов, Левин и Плетнев категорически возражали и говорили, что надо подождать еще немного. В ночь на 11 число, когда Максим уже фактически умирал, и у него появилась синюха,  решили применить блокаду по методу Сперанского, но сам Сперанский сказал, что уже поздно и не имеет смысла этого делать.

Я забыл еще прибавить. Когда был разговор Ягоды со мной об убийстве Максима Пешкова, он мне сказал: «Петр Петрович, я в два счета могу отстранить вас от Горького, вы в моих руках... «Если вы назовете меня, вам никто никогда не поверит. Вы не глупый человек и понимаете, что «Следствие ведь будут вести мои люди», — заметил Ягода.

Я устраивал длительные прогулки Алексея Максимовича, я организовал постоянные сжигания костров. Дым костров естественно действовал на разрушенные легкие Горького. И в это время, в период 1935—1936 гг. Горький в Крыму не отдохнул, а, наоборот, усталый возвращался в Москву.

26 мая 1936 г. Надежда Алексеевна Пешкова, вдова Максима Алексеевича Пешкова, позвонила по телефону, сообщила, что ехать ни в коем случае нельзя, погода в Москве холодная, к тому же  внучки Алексея Максимовича, т.е. ее дочери, находящиеся в Москве, больны гриппом при довольно высокой температуре. 31-го, по приезде, немедленно Алексей Максимович отправился к внучатам, которые действительно болели гриппом, температура была повышена, и он 31 мая заболел. 31 мая вечером был вызван доктор Левин. Левин определил небольшой грипп, но 2 июня сам Алексей Максимович, разговаривая со мною утром,  спросил: «Что говорят врачи?» Я  ответил — грипп, а он говорит: [«по-моему у меня начинается воспаление легких, я вижу по мокроте». Я тогда позвонил Левину. Левин приехал и с диагнозом, поставленным самим больным, согласился немедленно.

Горькому давали дигален, данные, о чем у суда имеются. Если до 8 июня 1936 г. пульс Горького все же был ровный и доходил, кажется, до 130 ударов в минуту, то после дачи дигалена он сразу стал давать резкие скачки.

Допрос Максимова-Диковского (секретаря Куйбышева).

Рассазывает, как его завербовали.

Он меня убеждал и скоро убедил в том, что здесь правые стоят на более правильной позиции, чем Центральный Комитет, приводил в подтверждение различные тенденциозно подобранные материалы о хозяйственно-политическом положении страны, материалы, которые были клеветническими и ничего общего с действительным положением страны не имеющие.

Когда Гайстер узнал, что я кончаю институт (т. е. вербовали студента), он сказал мне, как бы я отнесся к тому, если бы он рекомендовал меня на довольно ответственную работу в Секретариат Куйбышева.

О Енукидзе.

Это должно быть достигнуто методом подрыва здоровья вождей. Он одновременно рассказал о том, что часть врачей из Санупра Кремля завербована или привлечена к этому делу...

По приезде в Среднюю Азию Куйбышев заболел ангиной. Затем появился нарыв в горле.  Куйбышев отказался от вызова врача из Москвы, и операцию делал местный врач в Ташкенте. Операция прошла благополучно. Но по возвращению в Москву здоровье Куйбышева ухудшилось, получились осложнения после перенесенной болезни в Средней Азии.

...когда Куйбышев находился на работе. Он почувствовал себя плохо, был очень бледен, налицо были, несомненно, те признаки, что приближается припадок.

Я не сомневался, что это результат лечения, которое проводилось. Енукидзе потребовал от меня не нервничать и выполнять то, что требуется, не торопиться с вызовом врача. Прошло минут 15—20. Куйбышев ушел в 2 часа, а смерть его наступила в полчаса третьего.

Снова о Енукидзе.

ВЫШИНСКИЙ. Он назвал фамилии?

МАКСИМОВ. Нет, он говорил, что это принято известной вам тройкой.

ВЫШИНСКИЙ. Какой тройкой?

МАКСИМОВ. Под тройкой всегда подразумевались Бухарин, Рыков, Томский; других не было.

Tags: Процесс Бухарина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments