auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Category:

Процесс Бухарина. Ч. 11б. Врачи-отравители. Левин. Ч. 2.

Продолжение. Предыдущую часть см.: https://auto-krator.livejournal.com/87619.html

ЛЕВИН. План в отношении Алексея Максимовича Горького и Валериана Владимировича Куйбышева я разрабатывал с профессором Плетневым. План в отношении Вячеслава Рудольфовича Менжинского — с Казаковым.

Когда встал вопрос относительно умерщвления Максима Пешкова, то мы подготовили ослабление организма чрезмерным употреблением спиртных напитков...

Крючков пил довольно много, но с той разницей, что на него вино действовало хорошо, он переносил его безвредно, а Пешков переносил совсем по-иному.

...в один очень жаркий день в апреле, а весна в том году в Москве была чрезвычайно жаркой, Макс разгоряченный, потный, по предложению Крючкова, который принимал участие в ослаблении организма Пешкова, уложен был на скамью недалеко от реки. Его обдувало ветром, он был потный, лежал без сорочки в течение двух часов. Ясно, что он простудился, заболел и через день обнаружилось крупозное воспаление легких.

...11 мая, после воспаления легких, он погиб.

Левин переходит к смерти Менжинского.

Есть две системы лизатов, одна — так называемая симпатикотропная, которая состоянию сердечной деятельности Менжинского, безусловно, вредила, и другая система ваготропные лизаты, которые успокаивали сердце и были для него полезны. ... комбинация лизатов с этими сердечными средствами могла привести к ускорению процесса... Смерть Вячеслава Рудольфовича Менжинского и произошла от нового припадка грудной жабы.

О Куйбышеве.

Мы применяли  в отношении Куйбышева возбуждающие сердце средства без перерывов...

В таком болезненном состоянии он и уехал в Среднюю Азию. Там у него случилось непредвиденное острое заболевание — он заболел тяжелой формой ангины с нарывом в горле, и ему пришлось делать операцию. Куйбышев вернулся из командировки, не избавившись от ангины.

При таком состоянии  больного нужно было уложить в постель, запретить ему всякую работу, чего я не сделал. Он работал. Затем он пошел в Совнарком, и вот в Совнаркоме, в его кабинете, произошел припадок грудной жабы.

Не знаю Максимов, или кто другой был около него, но в состоянии припадка грудной жабы ему дали возможность пойти из здания Совнаркома до дома одному, он вышел из подъезда, прошел под арку, прошел мимо амбулатории, где сидели врачи, но никаких врачей к нему не позвали. Он поднялся на третий этаж на ногах. Дома была, правда, случайно, домашняя работница, которая потом рассказывала, что ему было плохо и, как она выражалась, прикладывала мокрые тряпочки ему к сердцу. Когда она увидела, что ему стало очень плохо, она позвонила Максимову. Уже затем был вызван дежурный врач. Потом позвонили мне. Когда я пришел, я застал Куйбышева уже мертвым.

О Горьком.

Алексей Максимович очень любит прогулки. Большие прогулки ему нельзя делать, это его утомляет. Он все время говорит, что он страдает от того, что он все время сидит, ведет сидячий образ жизни. Я сказал, что нужно  прогулки практиковать. Горький очень любил труд, любил в парке, в саду рубить сучья деревьев или скалывать кусочки скал. Все это ему было разрешено во вред его здоровью. Это его сильно утомляло. Целый день он сидел в кабинете, потом гулял и в течение 1 с 1/2 часов на прогулке производил эти работы. Эти работы его очень утомляли. Вторая страсть у него была к огню.  Горький любил огонь, пламя, и это было нами использовано. Для него разжигался костер.

Узнав, что в доме Максима Горького гриппозное заболевание, (дети болели тогда гриппом), Ягода сообщил об этом в Крым и Крючков организовал возвращение Максима Горького как раз в это время в Москву. И, действительно, приехав в эту гриппозную квартиру, на второй или третий день Горький заболел гриппом, который очень быстро осложнился крупозным воспалением легких, принявшим сразу тяжелое течение.

Мы применяли только те лекарства, которые в этих случаях обычно применяют. Но применяли их в очень большом количестве.

ВЫШИНСКИЙ. Когда лечили Максима Алексеевича Пешкова, вы ничего не записывали в историю болезни?

ЛЕВИН. Нет, ничего.

ВЫШИНСКИЙ. Почему?

ЛЕВИН. Потому что у нас имеется лечебная карточка на Алексея Максимовича Горького, а затем в эту карточку вписывается его семья, так что, собственно говоря, на попечении Санупра Кремля находится Алексей Максимович Горький.

ВЫШИНСКИЙ. Но вот лечите вы сейчас Максима Алексеевича Горького, но истории болезни на него не ведете?

ЛЕВИН. Нет.

ВЫШИНСКИЙ. Значит, история болезни для членов семьи не полагается?

ЛЕВИН. Нет.

О лечении Горького:

К числу таких средств относились: камфара, кофеин, кардиазол, дигален. Эти средства для группы сердечных болезней мы имеем право применять. Но в отношении его эти средства применялись в огромных дозировках. Так, например, он получал до 40 шприцев камфары.

ВЫШИНСКИЙ. В течение какого времени?

ЛЕВИН. В сутки — от 30 до 40 шприцев.

Плюс две инъекции дигалена.

ВЫШИНСКИЙ. Это 42, плюс? ...

ЛЕВИН. Плюс 4 инъекции кофеина.

ВЫШИНСКИЙ. Это 46, плюс? ...

ЛЕВИН. Плюс 2 инъекции стрихнина.

ВЫШИНСКИЙ. Это 48.

ЛЕВИН. ...Для Горького, после того, как он столько перенес, при таком состоянии сердца и легких применение такой дозы было вредным.

ВЫШИНСКИЙ. Вы знали, что это для него было вредно?

ЛЕВИН. Конечно.

ВЫШИНСКИЙ. Вы сознательно это делали?

ЛЕВИН. Конечно...

ВЫШИНСКИЙ. Чем был болен Максим Алексеевич Пешков?

ЛЕВИН. Он был болен крупозным воспалением легких.

ВЫШИНСКИЙ. В этом случае применяется антипневмококковая сыворотка?

ЛЕВИН. Применяется.

ВЫШИНСКИЙ. Вы ее применяли?

ЛЕВИН. Нет.

О Менжинском.

Если я сделаю перечень этих средств, то он не представит ничего особенного. Там был дигиталис, аданис-вераналис, строфант. Все это — средства, усиливающие, возбуждающие деятельность сердца. Одновременно с этим, в этом же направлении действовал и Казаков со своими лизатами. Одно потенцирует другое. В комбинации это все усиливается до чрезмерной для сердца Вячеслава Рудольфовича степени.

ЛЕВИН. Дозировки здесь нормальные.

ВЫШИНСКИЙ. Секрет заключался не в дозировках? А в чем же?

ЛЕВИН. В количестве и в том, с чего я начал — в том, что методы лечения противопоказаны (что одному хорошо, то другому плохо).

ВЫШИНСКИЙ. Следовательно, средства легальные, но их комбинации и их количество, и их назначение данному больному не соответствует состоянию здоровья, его организма?

ЛЕВИН. Да. У Вячеслава Рудольфовича был огромнейший инфаркт, который вместо мышц сердца оставил рубцы.

ВЫШИНСКИЙ. И в этих условиях...

ЛЕВИН. Нельзя было давать таких сильных средств.

О Куйбышеве.

ЛЕВИН. Гипертония, повышенное кровяное давление и стенокортиональное давление, т.е. маленькое проявление намечающейся грудной жабы. В этом случае надо считать, что веночные сосуды сердца поражены склеротическим процессом. Мышца сердца не может уже питаться так, как она может это делать. Мышца сердца требует постоянного притока крови, т.к. мышца руки, когда вы работаете, требует усиленного притока кислорода. Если этого нет, то это может привести к закупорке, к тромбозу, что и произошло. На вскрытии была найдена закупорка внешней артерии. Это явилось результатом припадка грудной жабы. Эта закупорка ускорила припадок, хотя по состоянию здоровья это получилось бы в будущее время, а благодаря этому мы тут имеем ускоренное приближение этих припадков.

По просьбе адвоката Левин рассказывает о себе.

В Красной армии служил в войсках внутренней охраны республики. Одновременно с этим был в высшей медицинской комиссии и оттуда в 1920 г. был откомандирован приказом Наркомздрава в Кремлевскую больницу, с какого года я непрерывно и не оторвано, т.е. без всякого совместительства, все время работал в Санупре Кремля. Работал в штатной должности и в качестве консультанта санитарной части НКВД.

БРАУДЕ (адвокат). И из этой беседы вы поняли, что ваше непосредственное начальство...

ЛЕВИН. Что оно не противится...

БРАУДЕ. И санкционирует ваши преступные злодейские действия?

ЛЕВИН. Да.

Я — человек, далекий от политики, беспартийный человек. Я неправильно, может быть, был ослеплен властью представителя ОГПУ, мне казалось, что это — всемогущий человек, в руках которого сосредоточена огромная власть, и если этот человек говорит, что я должен это сделать, то я на это пошел.

Меня больше страшило то, что он пригрозил разгромить мою семью. А семья моя — хорошая трудовая советская семья.

Он (Ягода) говорил сначала о том, что я совершаю дело нужное. Он говорил об этом преступлении как об акте, необходимом для спасения Алексея Максимовича от каких-то врагов. А потом, когда я к нему пришел, он сразу заявил мне — вы в моих руках.

БРАУДЕ. Он говорил вам о том, что есть какая-то группа, которая стремится к свержению советской власти?

ЛЕВИН. Он говорил, что это очень большая и влиятельная группа.

КОММОДОВ (другой адвокат). Но вредить практически вы стали после того, как Казаков повидался с Ягодой, и Ягода с ним разговаривал? (Подсудимый подтверждает)... До вызова Ягодой Плетнева вы какие-нибудь вредительские мероприятия совместно с консультацией Плетнева проводили в отношении того или другого?

ЛЕВИН. Нет. Это было только после того, как профессор Плетнев имел свидание с Ягодой. Мы с ним опять встретились, он мне подтвердил, что также, как и я, считает неизбежным принять директиву Ягоды...

БУХАРИН. ...Не был ли доктор Левин меньшевиком либо непосредственно сочувствующим меньшевикам?

ЛЕВИН. Если вы сейчас спросите меня, что такое меньшевик, то я так опозорюсь в этом зале, что лучше меня об этом не спрашивать. (Смех в зале.)

ЛЕВИН. ...Он (Ягода) говорил о том, что в партии растет недовольство партийным руководством.

ВЫШИНСКИЙ. Это Ягода говорил?

ЛЕВИН. Да. ...что недовольство это ширится по всей стране, что нет почти ни одного крупного учреждения, в котором не сидели бы люди, недовольные этим руководством и считающие нужным руководство это сменить и заменить другими людьми. Он при этом мне сказал о необходимости прихода к власти других людей...

ВЫШИНСКИЙ. Подсудимый Левин, замышленные Ягодой убийства политических деятелей нашего государства носили совершенно явный, открыто перед вами выраженный контрреволюционный политический характер?

ЛЕВИН. Да. Тут уже было ясно.

ВЫШИНСКИЙ. И вы не просто отнеслись к этому делу как техник, но и как политик?

ЛЕВИН. Я не знаю, как вы это хотите понять, я политиком никогда в жизни не был.

ВЫШИНСКИЙ. Вы говорите, что вы никогда политикой не занимались?

ЛЕВИН. Никогда.

ВЫШИНСКИЙ. Но действуете вы как политический враг.

ЛЕВИН. Действовал как орудие политического врага.

ВЫШИНСКИЙ. И следовательно?

ЛЕВИН. Как политический враг.

ВЫШИНСКИЙ. Вы понимали, что идет речь о борьбе с советской властью?

ЛЕВИН. Того, что я понял здесь на суде, тогда я еще не понимал.

ВЫШИНСКИЙ. Вы на суде увидели такую страшную картину...

ЛЕВИН. Да, тогда я этого не понимал и не знал.

ВЫШИНСКИЙ. Но то, что вы тогда знали, тоже потрясающе страшно.

ЛЕВИН. Да, понимаю.

ВЫШИНСКИЙ. Вы понимали, что речь идет о борьбе с советской властью?

ЛЕВИН. Понимал.

ВЫШИНСКИЙ. И вы стали, будучи вовлеченным в это искусными действиями Ягоды, стали на сторону врагов советской власти?...

...если бы были честным человеком, честным советским гражданином, вы должны были бы к кому-то прийти, кому-то сказать об этих угрозах и т.д.

ЛЕВИН. Он мне говорил, что имейте в виду, что я слежу за каждым вашим шагом, прежде чем вы переступите чей-нибудь порог, вы будете у меня на руках.

ВЫШИНСКИЙ. Узнавши о таком страшном заговоре, что вы должны были бы сделать?

ЛЕВИН. Должен был бы о нем заявить.

ВЫШИНСКИЙ. Получивши предложение быть соучастником и даже больше, организатором убийства выдающихся советских людей и гения русской культуры — Горького, что вы должны были сделать, если вы действительно любили бы и Горького и родину?

ЛЕВИН. Отказаться от всего этого и выдать Ягоду.

ВЫШИНСКИЙ. Почему вы не сделали этого?

ЛЕВИН. Из трусости.

ВЫШИНСКИЙ. Сколько продолжалось ваше участие в этой преступной деятельности?

ЛЕВИН. Три года.

ВЫШИНСКИЙ. Три года! Вы имели тысячи возможностей за это время поступить честно.

Tags: Процесс Бухарина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments