auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Category:

Процесс Бухарина. Ч. 8. Розенгольц и Крестинский.

Продолжение. Предыдущую часть см.: https://auto-krator.livejournal.com/85379.html

Троцкист Розенгольц и Крестинский (так вот почему с ним так возились!) касаются самого важного: возможного выступления при помощи военных в 1937 г.

Допрос Розенгольца.

Я, как известно, был участником троцкистской профсоюзной оппозиции во время профсоюзной дискуссии в 1920—1921 гг. Затем в 1923 г. я подписал так называемую платформу «46»... В 1929 г. Крестинский привез  мне директиву Троцкого о том, чтобы Крестинский и я законспирировались и по возможности заняли бы ответственное положение, заняли бы выжидательную позицию до того момента, когда соответствующие силы в стране, по мнению Троцкого, могли одержать верх, и мы могли бы принять участие в организации новой власти. Так было примерно до 1933 г. В 1933 г. в связи с новой директивой и с нашими решениями мы вступили на путь более активной, нужно прямо сказать — активной преступной деятельности... В 1933 г. я был за границей и в Фельдене в Австрии имел встречу с Седовым, имел с ним несколько продолжительных разговоров вблизи дома, где я жил. Затем я виделся с Седовым в 1934 г. в Карлсбаде... Рекомендовалось связываться с правыми и работу вести в контакте с ними.

ВЫШИНСКИЙ. С кем конкретно?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Мне это не говорилось. Крестинский мне об этом сообщал, но фамилии не назывались, кроме Тухачевского... В разговорах выявилось  также имеющееся у Троцкого опасение в отношении бонапартистских  тенденций Тухачевского. В одном разговоре Седов сообщал о том, что Троцкий даже высказывает опасение в том отношении, что если Тухачевский удачно совершил бы военный переворот, то он, возможно бы, не пустил Троцкого в Москву...

Основные линии вредительства шли в направлении возможной помощи в области внешней торговли интересам Германии и Японии.

В отношении войны линия у Троцкого была на поражение...

ВЫШИНСКИЙ. Предполагалась, что будет война? Когда?

РОЗЕНГОЛЬЦ. В 1935 и 1936 гг.

ВЫШИНСКИЙ. Значит, Троцкий предполагал, что война должна возникнуть в 1935—1936 гг. и в этой связи...

РОЗЕНГОЛЬЦ. Стоял вопрос о перевороте.

...Да, да, причем у Рыкова была главная ставка и надежда на восстание в деревне.

ВЫШИНСКИЙ. Это до 1936 г., а в 1936 г. на что была главная ставка?

РОЗЕНГОЛЬЦ. На военный переворот, на группу Тухачевского.

Он (Рыков), понятно, не очень нервничал, у Рыкова и других было опасение, что оттяжка может вызвать целый ряд провалов.

ВЫШИНСКИЙ. Говорил ли вам Рыков, что Тухачевский обещает выступить, а не выступает?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Да.

В связи с этим возникают вопросы к Крестинскому.

КРЕСТИНСКИЙ. Это не так, потому что с самого начала с Тухачевским было обусловлено, по поручению Троцкого, что выступление будет увязываться с войной. В конце 1936 г. вопрос был поставлен одновременно и Троцким за границей в письме Рыкову и Тухачевским самим о том, чтобы ускорить переворот и чтобы этого не увязывать с началом войны.

РОЗЕНГОЛЬЦ. Уже после суда над Пятаковым пришло письмо  от Троцкого, в котором ставился вопрос о необходимости максимального форсирования военного переворота Тухачевским. В связи с этим было совещание у меня на квартире... В ответ на приговор суда о расстреле Пятакова  ставился вопрос об организации террористических[ актов.

КРЕСТИНСКИЙ. В этом письме было негодование Троцкого по поводу поведения Пятакова. Было предложение о том, чтобы в дальнейшем, если такой случай будет, — так себя не вести.

ВЫШИНСКИЙ. А как себя вести?

КРЕСТИНСКИЙ. Не признавать свою вину.

Розенгольц сообщает о совещании заговорщиков.

ВЫШИНСКИЙ. Где было это совещание?

РОЗЕНГОЛЬЦ. У меня на квартире.

ВЫШИНСКИЙ. У вас на квартире совещание, с кем?

РОЗЕНГОЛЬЦ. С Тухачевским и с Крестинским... На этом совещании Тухачевский сообщил, что он твердо рассчитывает на возможность переворота, и указывал срок, полагая, что до 15 мая (1937 г.), в первой половине мая ему удастся этот военный переворот осуществить. ...он наиболее сильно рассчитывал, это возможность для группы военных, его сторонников  собраться у него на квартире под каким-нибудь предлогом, проникнуть в Кремль, захватить кремлевскую станцию и убить руководителей партии и правительства.

КРЕСТИНСКИЙ. Да, подтверждаю. Совещание это было у Розенгольца. ...Это было в начале апреля. Мы в этом совещании говорили уже об аресте Ягоды и исходили из этого ареста как из факта. ... говорили о необходимости террористических актов против руководителей партии и правительства.

ВЫШИНСКИЙ. Против кого именно?

КРЕСТИНСКИЙ. Имелись в виду Сталин, Молотов и Каганович...

Возникает вопрос об отношении Крестинского к перевороту в более ранний период.

ВЫШИНСКИЙ. Обвиняемый Крестинский, вы высказывали мысль о необходимости ускорить этот акт?

КРЕСТИНСКИИ. До ноября 1936 г. я не мог этого делать, потому что для всех нас было несомненным в то время, что это выступление не может произойти ранее нападения на Советский Союз иностранных государств. ...На квартире у Розенгольца разговор был более определенный. Тухачевский предполагал поехать в Лондон на коронацию английского короля, чтобы не вызывать никаких подозрений. Но когда выяснилось, что эта поездка отменена, он сказал, что в первой половине мая он поднимет восстание.

РОЗЕНГОЛЬЦ. ...Гамарник сообщил о своем предположении, по-видимому, согласованном с Тухачевским, о возможности захвата здания Наркомвнудела...

О связах с троцкистами.

Я бы мог назвать, что Иван Никитич Смирнов в свое время использовал внешнюю торговлю. Я знал, что Гольцман работал во внешней торговле, затем Герцберг, работал такой в Берлине и имел связь с Троцким, потом Биркенгоф поддерживал связь с Троцким, с Гавеном. В более последнее время это Краевский и Шостак. Но основная связь осуществлялась через Наркоминдел, поскольку в руках Крестинского была почта.

Первое это операции, которые осуществлял Краевский в размере до 300.000 долларов, которые были переданы троцкистской организации или Троцкому непосредственно.

Осуществлялось это через соответствующие фирмы путем использования Седова в качестве комиссионера.

Я был Наркомом внешней торговли и с моей санкции и с ведома...

РОЗЕНГОЛЬЦ. Теперь я хотел отметить еще, что в более ранние годы — в 1923 г., в связи с имевшимся у меня деловым контактом...

ВЫШИНСКИЙ. С кем?

РОЗЕНГОЛЬЦ. С немецкими военными кругами, Троцкий предложил передать Секту сведения о советских военно-воздушных силах.

ВЫШИНСКИЙ. А вы передали?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Да, я эти сведения передал.

РОЗЕНГОЛЬЦ. Начиная с 1931 г. передавались сведения о заказах по внешней торговле.

ВЫШИНСКИЙ. Секретные, государственные?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Да.

ВЫШИНСКИЙ. В течение долгого срока вы обслуживали, таким образом, иностранную разведку?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Эти сведения были с 1931 г. до 1935 г. и 1936 г.

ВЫШИНСКИЙ. Обвиняемый Крестинский, о какой связи с Рейхсвером говорит Розенгольц?

КРЕСТИНСКИЙ. В 1921 г. Троцкий предложил мне, воспользовавшись встречей с Сектом, при официальных переговорах предложить ему, Секту, чтобы он оказывал Троцкому систематическую денежную субсидию для разворачивания нелегальной троцкистской работы... Генерал Сект, поговоривши со своим заместителем, начальником штаба,  дал принципиальное согласие и поставил в виде контртребования, чтобы Троцкий в Москве или через меня передавал ему, хотя бы и не систематически, некоторые секретные и серьезные сведения военного характера, настолько секретные и серьезные, чтобы немецкий военный атташе при разговоре получить от Красной Армии их не мог бы. Кроме того, ему оказывалось содействие в выдаче виз некоторым нужным им людям, которых бы они посылали на территорию Советского Союза...

ВЫШИНСКИЙ. От кого приходилось вам получать деньги?

КРЕСТИНСКИЙ. От генерала Секта.

ВЫШИНСКИЙ. Где?

КРЕСТИНСКИЙ. У него в служебном кабинете. Я передавал деньги непосредственно Троцкому, когда ездил в Москву.

ВЫШИНСКИЙ. Лично?

КРЕСТИНСКИЙ. Да, не привлекал к этому никого.

РОЗЕНГОЛЬЦ. ...мной в 1926 г. были даны сведения Фарбану — английскому журналисту, который в то же время являлся троцкистом. Эти сведения касались внешней политики СССР. После этого в период 1932—1935 гг. давал сведения приезжавшему от его имени редактору англо-русского журнала Толпатову о заказах по внешней торговле. ...я назову заключение нефтяного договора с Германией, назову факт экспорта золотоотходов в Германию, в то время как рациональнее было бы их перерабатывать в Советском Союзе.  Далее, экспорт цинковых концентратов,  Авансовый экспорт, затем экспорт чугуна в Японию по удешевленным ценам и в значительном количестве в тот период, когда на рынке была острая нужда в чугуне, выдача фрахтовых ордеров с задержкой, что вызвало переплату, заключение ряда невыгодных условий в договорах, в частности, формулировку пункта о форс-мажоре. Также задержка экспорта в Монголию, Западный Китай. Особенно нужно отметить вредительство, вытекающее из задачи на поражение, — это задержка оборонного импорта.
По завершении всех допросов последовало необычное продолжение.

ВЫШИНСКИЙ. Обвиняемый Розенгольц, как видно из акта, находящегося в томе № 6 на листе дела 17, при аресте Розенгольца у него был обнаружен в заднем кармане брюк зашитый в материю маленький кусочек сухого хлеба, завернутый в отрывок газеты и в этом кусочке хлеба листок с рукописной записью, который оказался при осмотре записью молитвы. Зачитывает: 1) «Да воскреснет бог...» и 2) «Живый в помощи...»

РОЗЕНГОЛЬЦ. Однажды этот небольшой пакетик перед уходом моим на работу, жена положила мне в карман.

Допрос Крестинского.

КРЕСТИНСКИЙ. Я начал мою нелегальную троцкистскую деятельность в конце 1921 г., когда по предложению Троцкого я дал свое согласие на  создание нелегальной троцкистской организации и на включение меня в состав центра, предусмотренного в составе: Троцкого, Пятакова, Серебрякова, Преображенского и меня, Крестинского.

...я совершил уже преступление — это именно то, о чем я рассказал во время  допроса подсудимого Розенгольца, — мое соглашение по поручению Троцкого с генералом Сектом, с Рейхсвером в его лице, о финансировании троцкистской организации в обмен на те услуги шпионско-разведывательного характера, которые мы при этом брались оказывать Рейхсверу... С 1923 г. соглашение об этом приводилось в исполнение, главным образом, в Москве, иногда в Берлине... В 1926 г. Рейхсвер поставил вопрос об отказе от этого соглашения... Мы в это время уже привыкли к поступлению регулярных сумм, твердой валюты...

ВЫШИНСКИЙ. Привыкли к получению денег от иностранных разведок?

КРЕСТИНСКИЙ. Да. Эти деньги шли на развивавшуюся за границей, в разных странах, троцкистскую работу, на издательство и прочее... когда Сект предупредил, что он предполагает прекратить это субсидирование, я, естественно, поставил вопрос — на каких условиях он согласился бы продолжить соглашение. Тогда он выдвинул предложение, что та шпионская информация, которая давалась ему не систематически, от случая к случаю, должна принять более постоянный характер, и кроме того, чтобы троцкистская организация дала обязательство, что в случае прихода ее к власти во время возможной новой мировой войны, эта троцкистская власть учтет справедливые требования германской буржуазии, т.е., главным образом, требования получения концессий и заключения другого рода договоров.когда Сект предупредил, что он предполагает прекратить это субсидирование, я, естественно, поставил вопрос — на каких условиях он согласился бы продолжить соглашение. Тогда он выдвинул предложение, что та шпионская информация, которая давалась ему не систематически, от случая к случаю, должна принять более постоянный характер, и кроме того, чтобы троцкистская организация дала обязательство, что в случае прихода ее к власти во время возможной новой мировой войны, эта троцкистская власть учтет справедливые требования германской буржуазии, т.е., главным образом, требования получения концессий и заключения другого рода договоров.

Начиная с 1923 г. до 1930 г. мы получали каждый год по 250 тыс. германских марок золотой валюты.

Я обратился к Секту, рассказал ему, что прервалась связь в Москве, я имею определенные указания, и просил его оказать мне содействие в этом деле. Он вызвался переговорить с Гаммерштейном и получить деньги. Деньги он получил.

ВЫШИНСКИЙ. А кто такой этот Гаммерштейн?

КРЕСТИНСКИЙ. Гаммерштейн был в тот период начальником штаба Рейхсвера, а с 1930 г. стал командующим Рейхсвером.

Путно (Путна) эту связь принял и поддерживает. Так что я больше к денежным делам отношения не имел, они перешли к Путно, а потом непосредственно к Троцкому и Седову...

Сект обратился к Коппу.

ВЫШИНСКИЙ. Копп был тогда уполномоченным Красного Креста по эвакуации военнопленных, какое ему дело до Секта?

КРЕСТИНСКИЙ. В то время он был в Берлине фактически неофициальным нашим полпредом... Копп предложил сделать попытки получить необходимые средства от Германского Рейхсвера.

О контактах с Седовым и инструкциях Троцкого.

Информация Седова заключалась в том, что Троцкий советует высланным и исключенным троцкистам подавать заявления о том, что они отказываются от оппозиционной борьбы и о принятии их обратно в партию... До сих пор работа троцкистов ориентировалась на массовом характере, на том, чтобы завоевать массы и прийти, что ли, к власти в партии, а потом в Советском Союзе при помощи широкой массовой работы... Нужно озаботиться о том, чтобы сохранить определенный костяк; чтобы эти люди проникали в партийные и советские организации и старались занять там более или менее самостоятельные, ответственные посты...

В Берлине еще год приблизительно после моего отъезда оставался Якубович, и мы договорились с ним, что он будет получать от меня в дипломатической почте письма, если будет нужно, для переотправки Троцкому... ... когда Якубович в 1931 г. уезжал, а Штерн оставался до 1932 г., то и парижские адреса и сообщения о связи с Троцким через Париж Якубович Штерну передавал полностью...

Радек обратился ко мне, я через некоторых моих наркоминдельских работников отдела печати наладил  снабжения некоторых иностранных корреспондентов серьезной информацией... Имелись в виду немецкие и некоторые американские корреспонденты.

Был перспектива в тот период — до 1929 г.: не путем заговоров, не путем восстаний, а путем приобретения влияния на массы, при использовании иностранных денег, — троцкисты придут к власти. Такова была концепция до 1929 г. Но после 1929 г., когда от массовой работы отказались, эта концепция отпала, а новая концепция не была додумана, не была поставлена... Но террор и вредительская деятельность это есть сопутствующие методы, а не методы захвата власти...

Я еще был в Кисенгене, когда мне позвонил Бессонов по телефону и сообщил, что встреча состоится в Меране, а я в это время получил подтверждение, что гостиница, в которой я останавливался за 8 лет перед этим, существует, это отель «Бавария». Троцкий приехал в Меран около 10 октября вместе с Седовым. Райх, как говорил Бессонов, с ним не приезжал, по крайне мере, я этого не слышал, а видел только отца и сына.

ВЫШИНСКИЙ. А духа святого?

КРЕСТИНСКИЙ. Не видел. Дух святой...

ВЫШИНСКИЙ. Витал над вами.

КРЕСТИНСКИЙ. Или остался в Париже, если этого Райха можно считать святым духом.

Об инструкциях Троцкого.

Необходимо по этому поводу прямое соглашение с какой-нибудь буржуазной  страной. Он отметил, что зачаточным соглашением такого рода является наше соглашение с Рейхсвером... ...нашим контрагентом в этом деле является только Рейхсвер, а не германское правительство в целом. Если Рейхсвер при прежних правительствах играл решающую роль и можно было считаться с ним как с правительством в целом, то с приходом к власти Гитлера и стремлением Гитлера подчинить себе Рейхсвер, и с некоторой настороженностью в отношениях со стороны некоторых руководителей Рейхсвера к проникновению Гитлера в Рейхсвер, нельзя идентифицировать германское правительство с Рейхсвером и надо постараться, чтобы нашим контрагентом стал не только Рейхсвер, но и германское правительство в целом. ...В чем сущность соглашения с Рейхсвером? Мы получаем небольшую сумму денег, а они получают шпионскую информацию, которая им будет необходима при военном нападении. Но ведь германскому правительству, в частности, Гитлеру, нужны колонии, территории, а не только шпионская информация... А нам нужны не 250 тыс. золотых марок, нам нужны германские вооруженные силы для того, чтобы при их помощи прийти к власти... Но ведь, если даже произойдет нападение, скажем, Германии на Советский Союз, это еще не дает возможности захватить аппарат власти, если у нас не будут в этом направлении подготовлены известные внутренние силы, а троцкисты, как таковые, недостаточно многочисленны и сильны, чтобы такую организацию одним создать. Необходимо иметь оплот и в городе и в деревне у мелкой буржуазии и у кулаков, а там связь имеют, главным образом, правые... Из этого вытекало: первая установка была на соглашение с иностранными правительствами, вторая — на создание в Советском Союзе объединенных сил троцкистов, правых и военных заговорщиков... Что касается военных, то, говоря о них, Троцкий назвал только одно имя — имя Тухачевского как человека бонапартистского типа, авантюриста, честолюбца, стремящегося играть  не только военную, но и военно-политическую роль... ...диверсионные и террористические акты давали бы ему, Троцкому, большую устойчивость и уверенность в переговорах с иностранными правительствами... Он брал на себе переговоры с немцами. Что касается японцев, о которых он говорил как о силе, с которой надо тоже договориться, то он говорил, что ему непосредственно с ними пока связаться  трудно, что надо будет говорить с ними в Москве, что для этого надо использовать Сокольникова...

В феврале 1934 г. (месяц, примерно после XVII съезда партии) я виделся и с Тухачевским и Рудзутаком, передал содержание разговора, получил от обоих принципиальное подтверждение, признание линии на соглашение с иностранными государствами,  на их военную помощь,  на пораженческую установку... В начале 1935 г. Пятаков сообщил, что договоренность есть... Вообще, Рыков и Рудзутак от правых, Тухачевский от военных.

О событиях 1936 г.

...мы считаем, что арестовано довольно много троцкистов, но тем не менее основные силы этого антисоветского соглашения — троцкисты, правые и военные заговорщики — еще не затронуты, не разгромлены, что выступление может состояться, и что для этого нужно центру ускорить внешние иностранные выступления. Это было в октябре 1936 г. Но в конце ноября 1936 г. на чрезвычайном VIII Съезде Советов Тухачевский имел со мной взволнованный серьезный разговор. Он сказал:  начались провалы, и нет никакого основания думать, что на тех арестах, которые произведены, дело остановится... Снятие Ягоды из Наркомата указывает на то, что тут не только недовольство его недостаточно активной работой в НКВД. Очевидно, здесь политическое недоверие ему — Ягоде как Ягоде не просто бывшему народному комиссару внутренних дел, а как активному правому, участнику объединенного центра, и, может быть, до этого докопаются. А если докопаются до этого, докопаются и до военных, тогда придется ставить крест на выступлении. Он делал выводы: ждать интервенции не приходится. Надо действовать самим. Начинать самим — это трудно, это опасно, но зато шансы на успех имеются.

С дипломатической почтой я переслал письмо Троцкому через Бессонова... ...я поставил вопрос так, что, во-первых, было бы правильно в своих обращениях к населению не говорить о том, что наше выступление направлено к свержению существующего социалистического строя... ...т.е. будем обманывать население и выступать под личиной советских переворотчиков; свергнем плохое советское правительство и возродим хорошее советское правительство, что точно так же... ...мы в обращении к населению, к армии и в обращениях к иностранным государствам будем говорить о том, что, ведя мирную политику, уменьшая вооружение и прочее, мы, тем не менее, будем выступать на защиту границ Советского Союза и не допустим насильственного отторжения от Советского Союза тех или иных частей. ...я думал, что лучше на время сохранить эту форму, изменивши несколько взаимоотношения внутри колхоза, чтобы дать там возможность выделяться верхушке... Троцкий отвечал, что он согласен.

ВЫШИНСКИЙ. Когда получили ответ?

КРЕСТИНСКИЙ. Ответ этот, вероятно, был в конце декабря или в начале января.

И вот, после получения этого ответа и началась более непосредственная подготовка  выступления, — Тухачевскому были развязаны руки... В ноябре  Розенголъцу, мне и Гамарнику пришлось взять на себя руководство троцкистской организацией. Пятакова  уже не было, Радека  тоже.

На этом совещании (о котором показывал Розенгольц) был намечен срок выступления — вторая половина мая. Но в самом начале мая выяснилось, что Тухачевский не едет в Лондон. ...он заявил, что может произвести это выступление в первой половине мая.

С 1935 г. у меня была связь с тремя ответственными работниками Московской партийной организации, которые были скрытыми троцкистами — Постоловским, Фурером и Корытиным, которые занимались тем, что они проводили на московские областные и городские ответственные должности скрытых троцкистов, держали контакт с партией в московском масштабе... Я связался с ними и сказал, что близится выступление и необходимо поэтому, чтобы они наметили списки людей в Москве, которых нужно будет арестовать и снять с постов в момент  выступления, и списки людей, которых можно будет назначить на эти освободившиеся места.

Но в первых числах мая начался разгром контрреволюционной организации, были опубликованы передвижения в военном ведомстве, снят Гамарник с поста первого заместителя наркома, Тухачевский с поста второго заместителя наркома, Тухачевский переведен в Самару, Якир из Киева, Уборевич из Белоруссии, арестованы Корк и Эйдеман.

Я не говорил о сношениях с Троцким после моего возвращения из-за границы. Эти сношения поддерживались через Берлин и через Бессонова, и только после того, как Троцкий переехал в Осло, через нашего полпреда в Осло — Якубовича...

Вопрос в отношении террористической деятельности. Розенгольц здесь правду говорил о том, что это дело было централизовано, что им занимался Смирнов. Вскоре он был арестован, и этим делом стал заниматься Мрачковский. Потом эти вопросы перешли к Пятакову, но когда не стало Пятакова и когда это дело стало безначальным, за него взялся Гамарник.

У прокурора возникает вопрос к Розенгольцу:

ВЫШИНСКИЙ. Подсудимый Розенгольц, был ли у вас лично преступный замысел осуществить террористический акт против кого-либо из руководителей советского правительства?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Да, я об этом показал и подтверждаю.

ВЫШИНСКИЙ. Вы лично намеревались совершить террористический акт?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Да.

ВЫШИНСКИЙ. Может быть, вы скажите, против кого?

РОЗЕНГОЛЬЦ. Против, как показано  мной на предварительном следствии, против Иосифа Виссарионовича Сталина.
Занавес.

Tags: Процесс Бухарина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments