auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Выводы по советской экономике. Лирическое отступление вместо введения.

Начнем с предположений.
Какие вещи сталинского периода больше всего не любили в СССР? На 1-м месте, конечно, репрессии. А вот на 2-м — коллективизация. При том «перегибы» коллективизации были признаны сразу и на официальном уровне. Если мы откажемся от коллективизации, мы откажемся и от индустриализации. Нет большого смысла в ликвидации частного сектора. Сохраняется НЭП.
НЭП в годы перестройки было принято подавать как некий «ленинский вариант социализма» в противовес «плохому» сталинско-брежневскому. То, что сам Ленин называл НЭП отступлением, которое может (может!) привести к победе буржуазии, авторов этих бредней (точнее — умной вражеской пропаганды) не смущало. Как не смущала их и идея Ленина, что отступление дошло до крайней точки и пора уже наступать.
Как бы развивалась наша страна, если бы НЭП сохранился? Пофантазируем. Для этого нам надо вывести за скобки 1) опасность новой войны и 2) враждебное капиталистическое окружение, экономическую блокаду.
А если представить, что капиталисты не устроили бы блокады и сразу были готовы предоставить кредиты и в гораздо большем объеме вернуться в хозяйство СССР? Что здесь такого? Ведь давно известно, что капиталист ради выгоды будет торговать и с людоедами. И, допустим, Германии не дали бы подняться. Опасность войны небольшая.
Итак, большинство хозяйств на селе единоличные при национализации земли. Социалистическое законодательство препятствует разорению крестьян: нет купли-продажи земли, кулаки платят больше налогов, сельхозтехнику единоличникам не продают, аренда в принципе тоже ограничена (хотя при НЭПе она была), государство активно влияет на цены, батраков заставляют вступать в профсоюз и т. п. Следовательно, разориться крестьянину весьма сложно. Но почему? Путем искусственного сдерживания расслоения. А это искусственное сдерживание, конечно, морально, но неэффективно с хозяйственной точки зрения. Это сдерживает развитие наиболее сильных кулацких хозяйств, их концентрации. А вдруг снова голод? Один вариант, который не раз успешно применялся, экспроприировать хлеб у кулаков. Наживаются, гады, на народном горе! Другой вариант
коллективизация. Но есть и третий вариант. Дайте кулаку «дышать», «обогащайтесь»! Дайте кулаку «накормить голодных».
Конечно, реставрация капитализма изнутри в 1927-1928 гг. вряд ли была возможна так просто. Кровь гражданской еще не забылась. Не дали бы. Как коллективизация привела к кулацкому террору, так реставрация привела бы к террору красному. Но если бы выросли новые поколения, которые не помнят эту кровь? Индустриализации все нет и нет. Сельхозтехники мало. Поэтому добровольно в колхозы не идут. Принудительная коллективизация — дело опасное. Страшно.
Разумные меры по развитию хозяйства: снять ограничения по аренде, по найму батраков, не мешать кулакам вздувать цены и богатеть, разрешить единоличникам покупать трактора (в реалиях 1927-1928 это было невозможно, т. к. техники не хватало), а потом и разрешение купли-продажи земли... Те же трактора начинают делать малой мощности, не для совхозов, а для кулаков.
Во внешней торговле — это ликвидация государственной монополии (в 1922 было такое предложение перед Генуэзской конференцией, Ленин максимально жестко заблокировал). Разрешение предприятиям самостоятельно выходить на внешний рынок (допустим, в конце 1920-х мало что могли продать, но хотя бы хлеб, лес, пушнину, золото, лен...).
В промышленности — расширение прав иностранного капитала и приватизация (т. е. приватизируют не только мелкие предприятия, но и средние, крупные, целые отрасли). Еще, например, признание царских долгов за кредиты, восстановление собственности иностранных компаний и т.п. Допустим, не все эти меры, а часть из них. И не сразу, а постепенно. И имели бы мы реставрацию намного раньше. Утопия? Но разве такая политика ничего не напоминает? Почему же не произошло реставрации тогда?
Результат гражданской войны, как выше говорилось. Кровь павших товарищей помнилась. Высокий уровень теоретической подготовки руководства партии. Опасность реставрации и — что не менее важно — ее механизм четко осознавались. Мелкотоварное хозяйство порождает капитализм — повторяли как мантры. Власть в экономике=власть в политике. Во многом потому, что вероятность новой войны и враждебное окружение с экономической блокадой нельзя было вывести за скобки. Многие понимали необходимость индустриализации и перевооружения к будущей войне. В т.ч. и представители мелкобуржуазной идеологии. И даже враги Советской власти. Всякие «бывшие» (вспомним инженера из «Цемента» Гладкова). Индустриализация была как воздух нужна и царской России, и России Временного правительства. Но социально-экономические реалии, интересы правящего класса, зависимость от иностранного капитала делали проведение индустриализации тогда невозможным. Умные патриоты прекрасно видели, какие возможности дала Советская власть. Ты проведешь индустриализацию и добьешься экономической независимости. Или смерть.
Да, сохранение системы НЭПа с отказом от индустриализации не привело бы к реставрации сразу. Но уместно вспомнить, что выход из системы НЭПа был связан с обострением внутрипартийной борьбы и проблемами коллективизации. А отдаленными последствиями этой борьбы стали известные репрессии — самый спорный момент сталинского периода, самый «нелюбимый», самый страшный. Кто был готов это повторить? А на втором месте после репрессий по степени страха шла коллективизация. Достаточно вспомнить, что еще в конце 1940-х годов М. Ракоши жаловался: мол, венгры настолько запуганы коллективизацией, что коммунисты даже чисто словесно заменяют ее кооперацией.
И что касется идеологии... Развитие сельского хозяйства периода НЭПа — это мечта мелкого буржуа. С одной стороны единоличные хозяйства, с другой стороны — препятствия для дифференциации и образования крупных хозяйств. Плюс постоянные нападки на «излишнюю» централизацию и бюрократизм. Бюрократизм подавался как синоним излишней централизации и сковывания инициативы (т. е. инициативы частного товаропроизводителя). Можно сказать, что в СССР воплотилась мечта братьев Гракхов, хотевших ограничить разорение мелких собственников введением максимума земельного владения. Идея благая, потому что моральная. Но крупная латифундия еще в Риме оказывается эффективнее раздробленных крестьянских наделов и даже общин. Можно сказать, что в некоторой степени в период НЭПа воплотилась и мечта крестьянских социалистов. Отчасти, т. к. общины уже не было, а коллективных хозяйств было мало. Все же настоящие социалисты (еще народник Энгельгардт в 19 веке) мечтали о крупных коллективных хозяйствах.
К чему все это? Да  к тому, что подобная линия развития имеет кое-что общее с тем, как развивалась советская экономическая система после Сталина и как она пришла к капитализму.
Tags: Экономика СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments