auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Выводы по экономике горбачевского периода. Ч. 1.

Давно я обещал написать выводы по Горбачевской экономике и по советской экономике в целом. Взял паузу в надежде, что что-то прояснится лучше (у меня в мозгах). Не уверен, что прояснилось.
Этот пост посвящен выводам о Горбачевском периоде. Сложность выводов состоит в том, что существует две точки зрения на «перестроечную» экономику СССР. Первая гласит, что экономика страны была в критическом состоянии (не в кризисе в точном смысле слова, а максимально широко — в «критическом»), а вторая, что кризис стал следствием исключительно горбачевских реформ. Из второй точки зрения можно сделать вывод, что СССР мог развиваться примерно в том направлении, в котором развивался в годы «застоя». Последнее, впрочем, противоречит умозаключениям подавляющего большинства политиков того времени, оставивших мемуары и интервью. Выход из этого противоречия, думается, такой: «застойная» экономика, как это явствует из предыдущих постов, действительно была во многом неэффективной (если не сравнивать с экономикой РФ). Пресловутое «замедление темпов». Но ресурс ее не был исчерпан, страна могла еще немалое время развиваться, что признавал и Е.Т. Гайдар. Либо же пойти по китайскому пути. Да разве можно не сравнивать с экономикой современной РФ? Сравнивать-то как раз надо!
Но смысл «горбачевских» экономических реформ был вовсе не в выходе из критического состояния. Смысл был в переходе к рыночной экономике или, проще говоря, в грабеже собственности. Не получилось «поделиться» с сохранением Союза. Поэтому «реформы» и спровоцировали реальный кризис. Возьмем известный пример с Эстонской ССР (взят мной у А. Островского). Республика в лице своей «элиты» (точнее «илитки») сама требовала экономического хозрасчета. При этом она официально была дотационной. К чему же должен был привести хозрасчет, как не к банкротству? Разумеется, в Эстонии были и такие идиоты, которые думали, что дотационность республики есть результат «неправильных» цен («это неправильные пчелы»). И они полагали, что установят «правильные» и это выведет республику на уровень прибыльности. Но ведь большинство-то руководителей и экономистов не были идиотами. Они должны были понимать, что одна Эстония не будет хозрасчетной со своими ценами, что другие республики сделают то же и повысят свои цены. И еще не факт, что Эстонии будет лучше, чем прежде. Нет, целью этого «хозрасчета» был переход к капитализму, а точнее — грабеж собственности на территории республики. Только это. Группка новой буржуазии стремилась де-юре получить собственность (которую, впрочем, использовать с толком не смогла), а на ухудшение жизни трудящихся масс ей было наплевать. Они плакали от умиления при подъеме своего эстонского «триколора» вместо советского флага, а спрашивать мнения рабочих (там же еще и русских было много!) они не собирались. Им эта трехцветная тряпка явно была «по барабану». Так и в масштабе страны. Однако сводить все к грабежу было бы неправильно. О чем думали все остальные, кого грабили?
На практике многие шаги были продолжением прежней линии, которые я в меру сил отразил в старых постах об экономике. Это дальнейший переход отраслей промышленности к республикам при сокращении союзных министерств. Это увеличение доли прибыли, оставляемой предприятиям. Программа приватизации была разработана еще при Горбачеве и не одна. Фактически процесс затянулся и завершился уже в осколках СССР. Далее — это введение т. н. «свободных» рыночных цен. То же самое — чуть не успели до раскола страны. Как и с рынком рабочей силы. Наконец, ликвидация монополии внешней торговли. Это успели. В свое время Троцкий, который и в эмиграции иногда говорил правильные вещи (вероятно, в периоды, когда забывал про Сталина), написал, что империалисты будут считать Советскую Россию врагом до тех пор, пока там нет частной собственности на средства производства и действует государственная монополия внешней торговли. Два эти досадных недоразумения М.С. Горбачев начал устранять.
Задним числом все руководители, насколько я знаю (если это не так — пусть меня поправят) в мемуарах и воспоминаниях не предложили какой-то иной программы. Все более-менее признавали, что делать надо было примерно то же, но не так. Это касается даже «стариков» (типа Байбакова), которые не только были отстранены от управления при Горбачеве, но и как специалисты сформировались задолго до него. Практически все они в один голос повторяли (как мантры!), что надо было вводить элементы рынка, сокращать директивное планирование, давать большую самостоятельность хозяйствующим субъектам, развивать хозрасчет и децентрализацию и т. п. Многие говорили о китайском пути как о примере (задним умом!). Но никто из них не говорил об обратном — о возврате к сталинской модели (лишь Хабарова, но кто ее знал в период «перестройки»?).
Практически никакой альтернативы курсу в самих верхах явно не было выдвинуто. Вариантов было продекларировано два: существующий курс (но «по-умному», не так, как «этот сундук» сделал) и ничего не менять. Прочие варианты отсекались на низовом уровне. Никто в свое время не выступил открыто против Горбачева. Лигачев что ли? Нет! Никакого открытого выступления. Как будто специально нашли такого долдона, чтобы он символизировал «ретроградов». Лукьянов с Рыжковым — ближайшие соратники Горбачева, разрушители страны, потом чего-то из себя изображали. ГКЧП? Это вообще игры. Даже покойный Ахромеев (Герой Советского Союза в 1982 году!), которого упрекнуть язык не поворачивается, был соучастником позорной сделки по сокращению ракет и отставки Соколова. Пуго — соучастник событий в Прибалтике. Хотя обращение ГКЧП к народу более-менее правильное. При этом большинство народа было за социализм (при весьма разном его понимании). Поднять массы сверху и задавить буржуйских реставраторов теоретически было можно. Но «рынок» был уже в мозгах.
Хозяйственники стремились именно к росту эффективности экономики, мысля в масштабах предприятий, объединений, отраслей... Прежняя экономическая система рассматривалась ими как неэффективная. Ее минусы можно увидеть в посте о косыгинской реформе. Основа неэффективности виделась рыночникам в сознательном установлении барьеров, препятствовавших отрицательным последствиям рынка (как когда-то цеховые ограничения). По-сути — тормоз развития, содержание бедных и неэффективных путем перераспределения прибыли от богатых и успешных. До косыгинской реформы было как? Прибавочный продукт шел в основном всему обществу, поэтому эффективным предприятиям было наплевать на наличие неэффективных (об этом голова у Сталина и его министров пусть болит), т. к. уровень жизни рос. Ты работаешь лучше, и жизнь всех становится лучше. После роста частного присвоения прибавочного продукта работники эффективного предприятия стали осознавать, что неэффективные содержатся за их счет. Да, они все хотели как лучше.
Ситуация была во многом сопоставима с докапиталистическим «стартом». Собственно, поздняя советская экономика была таким суррогатом, что зарубежные специалисты отнюдь не только по злому умыслу пытались выстроить рынок «по учебнику», исходный рынок, рынок с нуля. Что касается взглядов зарубежных экономистов, то «злодейство» их состояло в создании такой экономики, которая приведет к разделению СССР и подчинению советской экономики странам Запада. Но само введение капиталистической системы «злодейством» не являлось. Это был «честный» классовый подход людей, которые в принципе не знали и не понимали советской экономики. Как и российские младореформаторы типа Гайдара. Выученик зарубежных экономистов, он понимал только рынок. То есть экономисты-рыночники мыслили «честно» и хотели добиться эффективности экономики. Они считали свои взгляды наиболее объективными, научными. А по-сути были капиталистическими, отражали интересы капиталистов. Потому эти взгляды были классовыми.
Tags: Экономика СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments