auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Конфликт СССР и Югославии. Часть 2.

Продолжение. Начало см.: https://auto-krator.livejournal.com/41706.html
Экономическая политика до разрыва с СССР.
В 1945 в Югославии прошла конфискация крупных поместий, установление максимума земельного надела (35 га), наделение землей безземельных и малоземельных крестьян. В 1946 прошла национализация крупной промышленности, банков, транспорта, строительства, оптовой и внешней торговли, изгнание иностранного капитала. В этом вопросе Югославия шла далеко впереди прочих стран народной демократии. Позже национализация продолжилась, за исключением сельского хозяйства. Слабо были затронуты ею сферы услуг и розничной торговли. Было провозглашено строительство социализма. В сельском хозяйстве в Югославии было занято около 60% населения (середина 1950-х гг.). Делаются активные попытки создания государственных хозяйств (по типу совхозов) и кооперативов-«задруг» (без национализации земли).
Экономика после разрыва с СССР.
Сельское хозяйство.
В 1949 руководители Югославии объявили «ускорение» кооперации в деревне, но... в 1953-1954 гг. все наоборот: имевшиеся задруги объявили нерентабельными и стали распускать. Оставшиеся преобразовывали из производственных в снабженческо-сбытовые кооперативы. За 1951-1956 прошло сокращение производственных задруг с 6806 до 561 (данные из интернета). Снабженческо-сбытовых было более 6 тыс и более 900 совхозов (данные БСЭ). Основу аграрного сектора теперь уже явно и открыто стало составлять фермерское хозяйство.
Советская пропаганда (учтем возможные «перегибы») так описывала югославские производственные кооперативы: «Создаваемые титовцами в Югославии производственные кооперативы стали специфической формой эксплуатации бедняков и середняков кулаками. Кулаки, обладающие большим инвентарём, чем бедняки, заставляют бедняков и середняков работать на них... При организации «задруг» титовские власти передают им общинную землю, обрабатывавшуюся до тех пор бедняками... Всячески поощряя эти кулацкие «кооперативы», титовская клика в конце 1950 г. предоставила им право торговать на свободном рынке по спекулятивным ценам... Эксплуатация трудового крестьянства усугубляется ещё и тем, что до 30% доходов «кооперации» получает кулак в счёт «ренты» за землю, которую он «внёс» в «кооперацию»» (конец цитаты).
Крестьяне часть продукции обязаны были сдавать государству по твердым ценам. Вот, что писала об этом советская пропаганда: «Система эта, введённая в связи с острым недостатком как сельскохозяйственных, так и промышленных товаров, заключается в том, что крестьяне, продающие после сдачи принудительных поставок свои продукты, получают специальные боны, по которым могут получить некоторые дефицитные промышленные товары. Кулаки, имеющие наибольшие товарные излишки, сосредоточивают в своих руках почти все боны и занимаются спекуляцией, перепродавая эти боны бедноте... Распределение обязательных поставок по отдельным хозяйствам возложено на титовские местные комитеты, в которых власть фактически принадлежит кулакам» (конец цитаты).
В 1950 г. были ликвидированы МТС, имущество которых были проданы кооперативам и частным лицам. Братский югославский привет товарищу Хрущеву! Ликвидация МТС в СССР прошла в 1957 г.
С 1954 была разрешена свободная купля-продажа и аренда земли. Совхозы и задруги могли покупать землю, т. е. действовали они вполне в рыночных условиях, имея лишь дополнительные льготы. По поводу крестьян информация встречается противоречивая. Возможно, в разные годы ситуация была разной. В некоторых статьях говорится, что крестьяне могли землю только наследовать и продавать. Но — кстати — это стало причиной разорения крестьян-бедняков. Вот, что говорится в советском пропагандистском издании: «Изданный титовцами закон о наследовании, предусматривающий огромные налоги с наследников, стал бичом для основных масс крестьянства и средством обогащения кулаков. Закон этот вынуждает крестьян уступать часть своего наследства кулакам, чтобы получить деньги для уплаты налога» (конец цитаты). В БСЭ (2-е изд) сказано прямо: с 1954 г. введена свободная купля-продажа земли с учетом земельного максимума (теперь 15 га).
Позже, после разрешения выезда заграницу в 1960-е годы, крестьяне получили право покупки земли за счет заграничных заработков. Естественно, применялся труд батраков, существовала безработица. Сталинская пропаганда обращала внимание, что правительство Югославии установило максимальный заработок для батраков.
В 1956 доля земли, занимаемой задругами и совхозами составляла 9% площади, а до разрыва с СССР доходила до 1/3. Впоследствии (например, 1980-х годах) эта доля дошла всего лишь до 15%. В БСЭ брежневского времени доля совхозов и задруг названа социалистическим сектором. Но это название явно неправильно. На деле это государственный и кооперативный сектора в условиях рынка.
Тут мы в очередной раз видим что формальная демократия при экономическом неравенстве, являющимся следствием хозяйственного устройства, приводит к власти богатых. Так было в разлагающейся крестьянской общине в России, так было и в сельских Советах в первые годы Советской власти. А организация кооперативов в Югославии стала еще специфической формой разрушения остатков общинного землевладения. Не забудем и известное Ленинское положение о том, что кооперация при социализме будет социалистической, а при капитализме носит капиталистический характер.
Вот такой «социализм» — с частным сектором и безработицей.
Промышленность.
Югославский «план индустриализации», принятый в 1947 г., уже в 1948 г. был снижен примерно на 50%. Но даже этот заниженный план не был выполнен.
В 1950 вышел закон об управлении государственным предприятием. Во главе предприятия теперь стоял рабочий совет, избираемый трудовым коллективом. Считалось, что рабочие должны стать хозяевами всего дохода. Разумеется, существовало подчинение производства государственному плану.
Вот оценка этого события из советского пропагандистского издания: «Весной 1950 г. титовцы провели через «народную скупщину» закон о передаче управления промышленными предприятиями, железными дорогами, шахтами и рудниками в руки так называемых «трудовых коллективов» или «рабочих советов»... Обычно директор предприятия вместе с органами УДБ и «профсоюзными деятелями» заранее выбирают членов «совета»... В большинстве случаев в состав титовских «рабочих советов» входят заместители директора предприятия, секретари комитетов титовской партии и преданные фашистскому режиму люди из административного аппарата... «Рабочие советы» помогают титовской клике эксплуатировать рабочих, устанавливают высокие нормы выработки, определяют, сколько рабочий должен отработать сверхурочно, помогают дирекции предприятий снижать заработную плату» (конец цитаты). УДБ — югославская служба безопасности, возглавлял ее Ранкович, почему в советской пропаганде использовалось выражение «клика Тито-Ранковича». Разумеется, можно считать такую оценку пристрастной и несправедливой. Оставим на совести пропагандистов и термин «фашистский» режим. Главное, как мне кажется, скрытая здесь идея собственности трудовых коллективов на средства производства.
В 1951 был ограничен масштаб государственного планирования. За государством оставалось только определение общих пропорций. Спустя буквально 4-5 лет снизилось количество плановых показателей и в СССР.
К 1951-1953 прошло упразднение хозяйственных министерств и главков (данные БСЭ, 2-е изд.). Их функции переданы местным органам власти. Были упразднены в том числе: плановая комиссия, МПС, министерство труда, генеральные дирекции ряда отраслей промышленности. Ничего не напоминает? Совнархозовщина в СССР началась в 1957 г., а сокращение министерств и главков прошло чуть позже, чем в Югославии — в 1953-1954 гг.
В те же годы в Югославии была принята новая система оплаты труда: в зависимости от рентабельности. Предприятия получили право сбыта отдельной продукции по рыночным ценам. Некоторые могли продавать продукцию на внешнем рынке. Это уже прямая отмена монополии внешней торговли! Повышение роли рентабельности прямо напоминает нам «Косыгинскую» реформу 1965 г., а право самостоятельного выхода предприятий на внешний рынок — это уже Горбачев с Рыжковым!
Нельзя сказать, что югославская экономика от этого развалилась. Но с 1948 до 1953 дефицит внешней торговли вырос с 2,4 до 62,7 млрд динаров!!! Еще раз напомню упомянутую в первой части выплату компенсации иностранным компаниям за национализацию. Добавлю сюда и признание титовцами внешних долгов королевской Югославии, от которых в первые годы отказались. За английскими компаниями было признано право на долю прибыли предприятий, принадлежавших до войны англичанам (советские данные).
Советская пропаганда отмечала в Югославии рост цен и инфляцию. В 1950 г. на 10% были уменьшены нормы выдачи хлеба по карточкам, а «твердые цены» выросли на 13%.
В 1955-1956 было до 100 тыс безработных.
В 1956-1957 гг. прошло сокращение вложений в тяжелую промышленность. Ничего не напоминает? Предложения Маленкова и опять же Косыгин (восьмая пятилетка). Но СССР имел на это большее право: индустрия-то была уже развита хорошо! А Югославия с ее дефицитом внешней торговли куда стремилась? Дальше в кабалу империалистам? Тогда же в Югославии проходит некоторое усиление централизации: восстановление пятилетних планов, введение максимальных и твердых цен на отдельные (именно так!) товары, ограничение внешней торговли предприятий.
Теперь приведем еще данные из советских пропагандистских изданий о Югославии в начале 1950-х гг. (в точности информации можно сомневаться):
1. «Как сообщала в январе 1950 г. швейцарская печать, первый американский заём в 20 млн. долл., предоставленный Экспортно-импортным банком по прямому указанию Трумэна, был дан титовцам на следующих условиях: передача американскому капиталу крупных концессий в Словении, в том числе передача в концессию шахт в Камнике в районе залежей цинковых и свинцовых руд американскому тресту «Анаконда Купер Майнинг К°... Помимо уже упоминавшегося рудника в Камнике, переданного американскому тресту «Анаконда Купер Майнинг К°», американские монополии захватили рудник и медеплавильный комбинат Бор, свинцовый рудник и комбинат Трепча. Американская фирма «Фостер велер корпорейшен» приобрела нефтеобрабатывающие заводы в Босанском Броде и в Риеке, право разведывать и эксплуатировать нефтеносные поля в Междумурье, в долине реки Дравы передано американской компании «Континенталь саплей инкорпорейтед».
2. «Американская газета «Нью–Йорк геральд трибюн» в октябре 1950 г. сообщала, что «три четверти нового займа будут использованы на покупку американского сырья, машин, смазочных масел, химикалиев и т.д. Остальная часть предназначена на закупку основного оборудования и материалов, необходимых для повышения производительности югославских рудников»… Цветные металлы, которыми богаты недра Югославии, не перерабатываются югославской промышленностью, а в огромных количествах вывозятся в Соединённые Штаты... Как сообщала французская газета «Монд», Югославия вывозит в Соединённые Штаты почти всю свою медь».
3. «Если в довоенном 1938 г. экспорт Югославии в США составлял всего лишь 4 млн. долл., то в 1949 г. он достиг уже 18 млн. долл., т.е. увеличился более чем в четыре раза.... Вывоз стратегического сырья из Югославии в 1950 г. превысил в 9 раз стоимость всего экспорта 1938 г... Как сообщала 4 августа 1950 г. газета «Дер Курир», только в одну Западную Германию клика Тито обязалась поставить «100 тысяч тонн пшеницы, 300 тысяч тонн кукурузы, 60 тысяч тонн овса, 50 тысяч тонн ячменя», а также мелкий и крупный скот».
Конец цитат.
В 1960-х годах (как же — «Косыгинская» реформа!) снова усиливается самостоятельность предприятий. Формально собственность в Югославии называлась «общественной», с подчеркиванием, что она при этом не является ни государственной, ни коллективной. Кого при этом хотели обмануть? Не самих ли себя? В руках рабочих организаций «ОООТ» стало оставаться до 2/3 чистого дохода предприятий. Налог с оборота стал взиматься после реализации продукции.
Низовой основой общества видели рабочие организации, созданные еще в 1950 и впоследствие получившие название ОООТ (основная организация объединенного труда). Их могли создать на участке, в цеху. В рамках предприятия ОООТ объединялись в «трудовую организацию». Были и «содружества ОООТ». Это хозяйственные и политические единицы. Могли ведать финансами, получить любую информацию о производстве. Проводились общие собрания. Играли важную роль в распределении доходов, избирали директоров. На деле уровень участия рабочих был низок, организации способствовали децентрализации экономики. Однако — повторюсь — официально права собственности не было ни у коллективов, ни у государства. Только «общественная собственность».
Как тут не вспомнить Энгельса? Позволю длинную цитату: «Следовательно, будут существовать богатые и бедные хозяйственные коммуны, и их выравнивание будет происходить путём притока населения к богатым коммунам и отлива его из бедных коммун. Таким образом, г-н Дюринг, желающий устранить конкуренцию из-за продуктов между отдельными коммунами посредством организации торговли в национальном масштабе, преспокойно оставляет существовать конкуренцию из-за производителей... Во всяком случае, хозяйственная коммуна распоряжается своими средствами труда в целях производства. Как же идёт это производство? Если судить по тому, что сообщает нам г-н Дюринг, оно идёт совсем по-старому, с той только разницей, что место капиталиста заняла теперь коммуна».
Кроме ОООТ, в непроизводственной сфере существовали отраслевые объединения (работники совместно с потребителями услуг), а также местные содружества — первичное самоуправление по месту жительства. Ведали коммунальным хозяйством и благоустройством. ОООТ — на работе, содружество — их аналог по месту жительства. Конечно, в наличии подобных организаций ничего плохого нет. Главное — содержание.
Тогда же в 1960-е годы допускается выезд жителей в другие страны для работы (еще и мера борьбы с безработицей), допускается ввоз иностранного капитала. Доля иностранного капитала в основном капитале предприятия не могла соствлять более 49%. Весьма тонкий «оттенок»! В 1960 г. за границами Югославии работало 15 тыс чел, в 1971 г. — почти 672 тыс чел, в 1981 г. — уже 875 тыс чел.
За федеративным государством сохранялись лишь функции контроля цен, контроля внешней торговли (без монополии) и капиталовложений. Децентрализация экономики нарушила товарооборот между республиками. Они стремились завышать цены в межреспубликанской торговле, сбывать товары на мировой рынок и т.п.
В 1970-е гг. делаются попытки укрепления плановых механизмов для ограничения рынка и попытки воссоздания единой экономики. Однако продолжались прежние проблемы: рост внешнего долга, усиленная эмиссия денег (а глупый-то Сталин в финансах ничего не понимал, вот югославы понимали!). Руководством федерации константировалось, что предприятия упорно завышают цены на продукцию без роста производительности труда.
В 1989 — параллельно с «перестройкой» — в СФРЮ была выдвинута концепция «нового социализма». Экономическая составляющая гласила, что прибыль — главный стимул любого труда, предполагалось снятие ограничений на размер личного имущества. Общественная собственность ставилась в равные условия с частной. Снимались ограничения для иностранного капитала. Вводилась свобода вывоза и ввоза продукции, что, разумеется, нанесло удар по югославской промышленности. Но децентрализованная федерация была разорвана на части в результате межнациональных столкновений.
Национальная политика
Для Югославии была характерна значительная автономия субъектов федерации. Но здесь наиболее заметные изменения начались в 1960-х годах.
Изначально речь шла об опережающих темпах развития именно отсталых регионов — для выравнивания экономического положения республик. С 1945 до 1965 гг. промышленность в Боснии выросла в 8 раз, в Черногории — в 21, а по Югославии в целом — в 6 раз (данные из интернета). Но после 1965 г. эта политика была резко изменена. В силу того, что созданная продукция в основном оставалась в распоряжении республик, слаборазвитые регионы должны были развиваться сами. В результате разрыв нарастает. Личные доходы в развитых республиках превышали доходы в Косово, Македонии, Черногории и Боснии в 1,5-2 раза.
Уровень безработицы вырос с 2,5% в 1952 г. до 14,3% в 1985 г.(данные из интернета).
В 1984 уровень безработицы был в СФРЮ в целом — 13,5%, в Словении — 1,9%, в Хорватии — 7,2%, в Воеводине — 13,6% в Сербии — 16,4%, в Боснии — 18,8%, в Черногории — 19,1%, в Македонии — 21,1% и, наконец, в Косово — 33,3%!!!
Каким боком мне тут вспоминается СССР? Да вот характерным нытьем россиян и украинцев, что национальные республики их объедают. Особенно Средняя Азия. Это, конечно, изрядное преувеличение (на РСФСР в годы застоя шло 53-54% бюджетных расходов), но пример Югославии показывает нам, что можно было бы ответить подобным гражданам: вот, для чего это делалось! Чтобы не было, как в Югославии! И сейчас подобные настроения имеют место, хотя сейчас — при капитализме — им как раз и место.
Политическое развитие.
Думаю, нет смысла разбирать многочисленные югославские конституции. Самих конституций и глобальных поправок к ним было слишком много.
В политике отметим установившуюся однопартийную систему. Изначально компартия входила в состав Народного фронта и имела с ним единую программу. Там находились представители общественных организаций (женских, молодежных и т. п.), профсоюзов, остатки прежних буржуазных партий. Классовый состав фронта можно назвать «общенародным». Интересной особенностью была строгая конспирация компартии. Коммунисты обязаны были скрывать членство в партии, места дислокации партийных органов нигде не афишировались, партсобрания проходили тайно, а Тито везде подавался как государственный деятель, а не партийный. В 1948 были все же приняты программа партии и устав.
В 1952 прошла отмена программы КПЮ и преобразование ее в СКЮ (децентрализованный союз компартий). Принят новый устав. С 1953 Народный фронт преобразован в Социалистический союз трудящихся.
В 1967-1971 были приняты важные поправки ко второй конституции. Произошло резкое расширение прав республик. Федеративное государство оставило за собой только вопросы обороны, внешней политики, финансов. Высший орган Президиум федерации (закреплен и в конституции 1974) состоял из равного числа представителей шести республик и двух краев (всего — восемь человек), после смерти пожизненного председателя Тито сменявших друг друга ежегодно. Не забудем, что в правительство (Исполнительное вече) входили представители республик в равных долях.
Выводы.
Итак, это попытка построения альтернативной модели социализма. Можно сказать — вторая его версия. Первая — ленинско-сталинская, вторая — югославская. Социализм ли это? Вряд ли. Югославские руководители и впрямь говорили, что строят социализм, никогда от этого не отказываясь. Думали, что строят. Как меньшевики считали себя марксистами, но заблуждались. Заблуждались и югославы.
Третья небольшая часть будет посвящена сталинским оценкам Югославии.
Tags: СССР - Югославия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments