auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Categories:

Процесс Бухарина (часть 2). Обвинение.

Продолжение. Начало см.: https://auto-krator.livejournal.com/35983.html

Версия обвинения. Структура заговора, мотивы участников, временные рамки.

Для начала скажу, что попробую изложить версию обвинения. Не могу пока сказать, что считаю ее полностью достоверной. Но буду ее придерживаться. Поэтому по-возможности пропускаю указания на сомнения. Следует отметить, что данный процесс нельзя рассматривать в отрыве от других. Имеются в виду прежде всего три: процесс Каменева и Зиновьева, процесс троцкистов (Пятакова, Сокольникова, Радека и др.), процесс военных (Тухачевского и др.). Они рассматривались как участники огромного оппозиционного заговора, состоявшем из нескольких отделений и идеологических течений. С массой рядовых участников. Нередко участники заговора не знали друг друга. Участники одного процесса теснее контактировали с участниками другого, чем с сопроцессниками. На местах проходили другие процессы, рангом пониже, с рядовыми заговорщиками. Поэтому противники сталинцев в соответствии с терминологией Великой Французской революции называли эти процессы судебной «амальгамой» (т. е. соединением разнородных дел, реально не связанных между собой). Особенностью времени было то, что сам факт вербовки иностранной разведкой был достаточным основанием для высшей меры наказания, без определения объема переданной врагам информации и даже вообще без фактического ущерба, нанесенного государству. За это расстреливали и позже.
В обвинительном заключении говорилось, что обвиняемые составляли единую заговорщическую группу: «...они по заданию разведок враждебных к Советскому Союзу иностранных государств составили заговорщическую группу под названием «право-троцкистский блок», поставившую своей целью шпионаж в пользу иностранных государств, вредительство, диверсии, террор, подрыв военной мощи СССР, провокацию военного нападения этих государств на СССР, расчленение СССР и отрыв от него Украины, Белоруссии, Средне-Азиатских республик, Грузии, Армении, Азербайджана, Приморья на Дальнем Востоке — в пользу упомянутых иностранных государств, наконец, свержение в СССР существующего социалистического общественного и государственного строя и восстановление капитализма, восстановление власти буржуазии».
Иностранными агентами были названы Крестинский (Германии с 1921), Розенгольц (Германии с 1923 и Англии с 1926), Раковский (Англии с 1924 и Японии с 1934), Чернов (Германии с 1928), Шарангович (Польши с 1921), Гринько (Германии и Польши с 1932), а также Троцкий (как лидер троцкистов) — Германии с 1921 и Англии с 1926 г. Помимо этого Зеленский, Иванов и Зубарев были до революции завербованы. Первые двое охранным отделением, а третий — полицией.
Говорилось, что заговорщики «...по прямым указаниям иностранных разведок, вели широкую шпионскую работу в пользу этих разведок, организовывали и осуществляли вредительские и диверсионные акты в целях обеспечения поражения СССР в предстоящем нападении на СССР фашистских агрессоров, всячески провоцировали ускорение этого нападения фашистских агрессоров, а также организовали и осуществили ряд террористических актов против руководителей партии, правительства и выдающихся советских деятелей».
И далее: «Рядом подготавливаемых ими разрушительных диверсионных действий заговорщики рассчитывали во время войны взорвать и уничтожить решающие оборонные предприятия нашей социалистической родины. Они подготовляли также проведение крушений железнодорожных воинских поездов с массовыми человеческими жертвами. Они ставили своей задачей парализовать всю хозяйственную жизнь страны, питание армии и снабжение ее вооружением».
Любопытно, что обвинением были названы конкретные диверсии: «...по директиве японской разведки было организовано крушение товарного поезда с воинским грузом на ст. Волочаевка и на перегоне Хор-Дормидонтовка поезда № 501, когда было убито 21 человек и ранено 45 человек. По тем же указаниям японцев были совершены диверсии на шахтах №№ 10 и 20 в Сучане». При этом конкретные организаторы и исполнители на этом процессе отсутствовали. Судили руководителей. Данного вопроса на суде не касались. Также были названы ряд вредительских действий, которых мы коснемся позже.
О действиях в период войны: «Следствием установлено, что эти подготовлявшиеся кулацко-повстанческие вооруженные выступления в тылу Красной Армии находились в зависимости от планов и расчетов фашистских государств, готовивших нападение на СССР, и что по сигналу генеральных штабов фашистских стран правотроцкистские заговорщики и готовили свое выступление. Следуя этим директивам фашистских разведок, участники заговора накапливали бандитско-повстанческие кадры, подготавливая их к активным вооруженным выступлениям на Дальнем Востоке, Северном Кавказе и в других местах Советского Союза, в частности, в Узбекистане». Может быть, у читателей возникнет вопрос, какие именно фашистские государства могли в тот момент напасть на СССР? Ведь границ с Германией тогда не было. Хороший вопрос. Судя по всему, предполагалось нападение сопредельных государств в союзе с фашистами. Кроме того, в то время Польшу нередко называли фашистской. Такова моя версия.
Кроме связей с иностранными разведками, присутствовала связь и с деятелями II Интернационала, бывшими меньшевиками и эсерами заграницей.
Не будем пока подробно разбирать обвинения каждого по обвинительному заключению. Для примера: «...обвиняемый Икрамов, показавший, что «правотроцкистский блок» поставил перед ним следующие задачи:
«...а) развернуть работу по подготовке в Узбекистане вооруженного восстания, приурочивая его к моменту интервенции;
б) решительно развернуть вредительскую и диверсионную работу во всех отраслях народного хозяйства с тем, чтобы последствиями вредительства вызвать недовольство у трудящихся к советской власти и тем самым подготовить благоприятную почву для организации в нужный момент вооруженного восстания».
Обвиняемый Гринько показал: «Подрывная работа по Наркомфину преследовала основную цель: ослабить советский рубль, ослабить финансовую мощь СССР, запутать хозяйство и вызвать недовольство населения финансовой политикой советской власти, недовольство налогами, недовольство плохим обслуживанием населения сберегательными кассами, задержками в выдаче заработной платы...»
Обвиняемый Зеленский «...и организованные им в Центросоюзе и системе кооперации вредительские группы запутывали планирование по таким товарам, как сахар, масло, яйца, махорка и т.п., умышленно задерживали продвижение товаров в деревню, запутывали всячески учет и отчетность, что содействовало безнаказанному расхищению и разбазариванию государственных средств...» Зеленский показал: «При таком положении вор оставался безнаказанным, а честный работник, вследствие сложного учета, запутывался и незамедлительно попадал в растратчики».
Подсудимые, которых следствие считало причастными и к убийству Кирова, детально обвинялись в организации еще четырех убийств: Куйбышева, Менжинского, Горького и его сына Максима Пешкова. Убийства произошли с 1934 по 1936 гг. Все эти убийства были осуществлены с помощью врачей (Левина, Казакова и Плетнева) и секретарей (Крючкова и Максимова-Диковского). Однако это было совершено не путем отравления, а намеренно неправильным лечением, заражением различными заболеваниями (простудой, без должного лечения переходящей в воспаление легких, гриппом и т. п.). Подобная деятельность велась врачами много месяцев, чтобы никто не заподозрил. Лекарства применялись такие, которые обычно при данных болезнях используются, но в неправильных дозах.
Естественно, участники процесса не все были причастны к данным убийстам, лишь заказчики (руководство заговора) и исполнители (врачи, секретари). Остальные подсудимые узнали об этом во время следствия. Аналогично и с другими преступлениями: о вредительстве в Белоруссии не знали узбеки, а об их антисоветской деятельности не знали на Украине. Можно сказать, что подсудимые на данном процессе состояли из руководителей и среднего звена (организаторов вредительств). Плюс связные (прежде всего Бессонов), соучастники и конкретные исполнители (врачи).
Практически все преступления так или иначе проходили с одобрения и по указаниям Троцкого, который де-факто был одним из важнейших «участников» процесса.
Отдельно рассматривалась деятельность Бухарина в 1918 г. В период решения вопроса мире с Германией (Брестский мир) Бухарин входил в т. н. «левую оппозицию» и являлся противником заключения мира. Противниками мира были и левые эсеры, организовавшие впоследствии заговор против большевиков (июль 1918 г.).
Было сказано: «Следствием установлено, что уже в 1918 г., непосредственно вслед за Октябрьской революцией, в период заключения Брестского мира, Бухарин и его группа так называемых «левых коммунистов» и Троцкий с его группой совместно с «левыми» эсерами организовали заговор против В.И. Ленина как главы советского правительства. Бухарин и другие заговорщики, как это видно из материалов следствия, имели своей целью сорвать Брестский мир, свергнуть советское правительство, арестовать и убить В.И. Ленина, И.В. Сталина и Я.М. Свердлова и сформировать новое правительство из бухаринцев, которые тогда для маскировки называли себя «левыми коммунистами», троцкистов и «левых» эсеров»... К концу марта месяца между “левыми коммунистами” и “левыми” эсерами было достигнуто окончательное соглашение о том, что: 1) “левые коммунисты” в борьбе с большевиками и советским правительством оказывают “левым” эсерам организационную и политическую помощь; 2) совместными действиями “левых” эсеров и “левых коммунистов” должно быть свергнуто правительство Ленина и сформировано новое правительство в составе “левых коммунистов” и “левых” эсеров. После этого “левые” эсеры организовали убийство Мирбаха и июльский мятеж. В курсе готовившегося убийства Мирбаха и июльского мятежа “левые коммунисты” были полностью».
В силу этого на суд в качестве свидетелей вызывались бывшие участники левой оппозиции («левые коммунисты») и левые эсеры (бывшие члены ЦК этой партии Карелин и Камков).
Мотивы заговорщиков по версии обвинения.
Схема мотивов подсудимых обвинением была составлена довольно логично: они хотели захватить власть, реализовать свои политические и экономические взгляды, отражавшие интересы свергнутых классов, а также стремление к власти бывших партийных и государственных деятелей, которые эту власть потеряли. Таким образом произошло естественное блокирование всех, кто так или иначе стремился к свержению существующей власти: участников всех прежних большевистских фракций (троцкистов, зиновьевцев, правых и т.п.), прежних социалистических партий (меньшевиков, эсеров, боротьбистов и т. п.), идеологов кулачества, националистов и т. п. В своей борьбе они пытались получить помощь наиболее значительных иностранных государств, в т.ч. и тех, которые были заинтересованы в отторжении от СССР территорий. Они осознавали, что для получения поддержки этих государств (в т.ч. финансовой) надо пойти на уступки: передавать важную секретную информацию, отдать территории. Поддержка националистов покупалась поддержкой будущего отделения части национальных окраин от СССР. Поддержка зарубежных государств — в том числе и отменой монополии внешней торговли, допуском зарубежных фирм на внутренний рынок СССР и т. п. Может возникнуть вопрос: как бывшие революционеры и действующие коммунисты могли пойти на такое? Помимо того, что немало коммунистов примкнули к партии, не имея твердых убеждений, а немало — и из карьеристских соображений, некоторая их часть разделяла прежние взгляды — что построение социализма в отдельно взятой стране невозможно. Из этого следовало, что надо развивать капитализм. Вот такая логика, такие мотивы.
Время оформления заговора.
Тут даты весьма условны. Время зарождения идеи заговора обвинение относит к периоду 1928-1930 гг. Троцкисты пошли этим путем раньше правых. Как известно, в 1927 г. была разбита троцкистская оппозиция. Троцкий был сослан в Алма-Ату, а потом и выслан из СССР. До этого периода троцкисты рассчитывали захватить власть легальным путем — получением большинства на съездах партии. После 1927 г. такая возможность была утрачена. Многие троцкисты по версии обвинения лицемерно покаялись в своих прегрешениях, а те из них, кто остался в партии, начали скрытую деятельность по организации заговора. Правые перешли в оппозицию позже, в 1929-1930 гг. Поскольку они рассматривались именно как «правые», то и оппозиционность их могла оформиться только с наступлением на кулачество и частника, т. е. с началом активной коллективизации. Борьба с «правым уклоном» официально велась с 1928 г., но Рыков потерял пост главы Совнаркома лишь в конце 1930 г. Таким образом, в районе 1930 г. начинает оформляться естественный союз троцкистов и правых против «генеральной линии» сталинцев. Окончательное оформление заговора произошло по версии обвинения в 1932-1933 гг. (см. п. 1 «формулы обвинения»).
Методы борьбы.
Досконально методы борьбы не выделялись. Некоторые аспекты не были уточнены. Поскольку заговор оформился в период трудностей коллективизации, основным катализатором борьбы заговорщики по версии обвинения видели крестьянские (кулацкие) восстания. Разумеется, речь не шла о том, что какая-либо повстанческая крестьянская армия захватит Москву. Таких армий и не было. Подразумевалось, что политическая и экономическая ситуация в стране обострится настолько, что на волне общенародного (в т.ч. пролетарского) недовольства заговорщики свергнут сталинцев. Когда недовольство коллективизацией приутихло (1933), на первое место вышла идея «дворцового переворота». На этот период пришлось и убийство Кирова (1934). Но большинство заговорщиков по большевистской традиции террористические методы не поддерживало. Террор, как и вредительство, оставался на втором плане, как дополнительные методы борьбы. Задачей вредительства было провоцирование недовольства народных масс. Сюда относились не столько диверсии на промышленных объектах и транспорте, сколько организация трудностей со снабжением продуктами и потребительскими товарами, задержки выплаты зарплат и т. п. К данному периоду относится т. н. «Кремлевское дело» (1935) и снятие с высших постов Енукидзе. После этого единственной надеждой заговорщиков остается иностранная интервенция и помощь зарубежных государств, что, по версии, обвинения, не исключало и вооруженного выступления. История с вооруженным выступлением завершается лишь в 1937 г. Якобы оно было назначено на конец мая 1937 г., но заговор был раскрыт. Одновременно большинство заговорщиков опасаются скорого ареста и теряют всякую надежду на успех. К моменту арестов они были уже «готовенькими». Это якобы объясняет их покаяние и активное содействие следствию.
Структура заговора.
Заговор состоял из двух основных руководящих групп: троцкистов и правых.
Троцкистов возглавлял, разумеется, находившийся за пределами СССР Троцкий. Основным троцкистом в СССР традиционно считали Пятакова с группой товарищей, но он на момент процесса Бухарина уже был расстрелян. Среди участников данного процесса троцкистами считали прежде всего Крестинского и Раковского, а также Розенгольца, Бессонова и др. Связь с Троцким осуществлялась путем переписки (в т.ч. дипломатической, т. к. ряд троцкистов были дипломатами) и непосредственно (в результате выездов советских троцкистов в Европу на лечение и на дипломатическую работу). На первом этапе главным связником троцкистов был торгпред СССР в Германии Бессонов. Позже это работу выполняли другие лица (в частности военный атташе Путна, проходивший по «делу военных»).
Правых возглавляли Бухарин и Рыков, а также покончивший с собой после начала арестов Томский. К ним примыкал в силу своих политических взгядов и Ягода.
Каждая из этих группировок тянула за собой низовые структуры и союзников. За троцкистами были их прежние связи в партии и армии. Как-никак, Троцкий по гражданской войне лично знал всех советских военачальников. За правыми — заговорщики из НКВД (через Ягоду), а также националистические группы в республиках, бывшие эсеры и меньшевики.
Отдельной группой, вроде бы не игравшей самостоятельной роли, были военные (Тухачевский и др.). Они рассматривались как инструмент захвата власти. При этом у правых были свои связи с военными (правыми по взглядам). Важной особенностью была боязнь военных как стороны троцкистов, так и со стороны правых. Они боялись, что в случае захвата власти военные отстранят «политиков» и возьмут власть в свои руки. Троцкий называл Тухачевского вероятным претендентом в «бонапарты», а Бухарин — «наполеончиком». Насколько военные были самостоятельной группой — разбирать не будем, т. к. военные были осуждены на другом процессе.
Связь с иностранными разведками по версии обвинения была тотальной. Тут схемы не прослеживается. Завербованы были представители как троцкистов, так и правых, как военные, так и националисты.
Tags: Процесс Бухарина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments