November 23rd, 2017

portret

Дополнение к Косыгинской реформе.

Сравним ситуации в сталинской системе и в брежневской. Схемы эти предположительные и весьма условные.
Допустим, у нас есть три завода. Они выпускают одинаковую продукцию, у них одинаковое оборудование и одинаковое количество рабочих. И продукции по плану они должны произвести равное количество. Первый завод перевыполнил план путем снижения себестоимости, выпустив 105% продукции, второй произвел ровно 100%, а третий выпустил только 98%. Что будет? Зарплату, которой хватит на жизнь, получат все три коллектива. Премии получат два первых коллектива, у первого она будет больше. Но все же она будет небольшой, существенной разницы с отстающими нет. И именно потому, что работникам третьего завода зарплаты должно хватить на жизнь.
Но есть важный аспект! Три коллектива (и все-все-все, кроме них) пользуются еще общественными фондами потребления. Пользуются наравне. Есть ли стимул у первых двух заводов работать так же хорошо? Во-первых, премия. Во-вторых, рост фонда общественного потребления. Чем лучше работают первые два коллектива, тем больше получают все вместе и они лично. Они видят зримый результат хорошей работы в общественных фондах, если их рост реально заметен (в начале появилась бесплатная больница, потом школа, потом детский сад — и все за одно поколение!). Разумеется, этот рост возможен лишь если хорошо работает большинство заводов. Тогда плохими можно даже некоторое время пренебречь.
Третий коллектив вроде бы получает незаслуженные бонусы. Да, именно так. Если бы они не получали приличной зарплаты, они бы терпели нужду и лишения (это капитализм). Если бы они только не получали премии (а на жизнь хватает!), то они смирились бы со своим положением. А вот в нашем случае им должно быть стыдно. И рабочие первого коллектива могли бы потребовать и сказать: «Вот мы работаем хорошо. И мы все (и вы в том числе) пользуемся результатами нашего труда. Мы работаем хорошо и — жить становится богаче. А если бы и вы хорошо работали, то жить было бы еще лучше!» Дальше они сказали бы, что, мол, «берем вас на буксир» или вызываем на соревнование и т. п. Это как в «стране-семье». Растет ребенок, за него всю домашнюю работу выполняют родители. При правильном воспитании и при сравнении с другими правильными семьями ему на определенном этапе станет стыдно, что он не выполняет те обязанности, которые делают за него любимые и уважаемые люди. И он начнет обслуживать себя сам, потом выполнять общесемейные работы. Такое и вправду бывает. Без особого нажима со стороны родителей. Может быть, разумеется, и иначе.
Понятно, в ситуации с заводами есть некоторые подводные камни. Определенный паразитизм со стороны третьего коллектива долго терпеть нельзя (хотя и они ведь не совсем нулевые, 98% выдают). Возможно, что увеличение гарантированной зарплаты будет непедагогичным. А при росте богатства страны как не увеличивать? Тем не менее, все вполне пристойно. Система есть и она пока работает.
Теперь посмотрим на брежневскую систему (после 1965-1967 гг.). Всем заводам ставят разный план. Первому за 100% принимаются его прежние 105%, второму — его 100, а третьему — 98. Все заводы выполняют новый план на 102% и все получают премии. Да еще с махинациями. Кто пытается возражать, встречает ответ: «Ты против того, чтобы все премии получили? Ты против коллектива?» А что было бы с махинаторами раньше? Многие просто побоялись бы: вдруг кто в НКВД напишет? Это ж все мое, родное. Активная гражданская позиция.
Да еще и денег теперь больше, чем потребительских товаров. Зачем напрягаться? Зачем хорошо работать? Плюс еще общественный фонд потребления заметно не растет. Образование, медицина, дешевая столовка да бесплатный автобус на завод — они это с детства знают, еще их отцы этим пользовались.
Вот такая разница.
portret

Для т. sch_haifisch

Писано в 1955. В данном случае говорится о том, к чему приведет повышение цен на средства производства. А также о том, что дискуссии велись.



portret

Куда смотрит "спортивная" цензура?

Известный волейбольный тренер Николай Карполь в сегодняшнем интервью "Спорт-Экспрессу" (фрагмент):
Девушки ходили на завод. Да, работа была не очень сложная – делали маленькие детские калейдоскопы. Но вопрос вообще не в том, что именно они производили.
– А в чем?
– Знаете в чем сейчас главная проблема? У нас есть элита. Как спортивная, так и политическая. И она оторвалась от народа. А когда спортсмены – а "Уралочка" тогда тоже была элитой – приходят на работу с другими людьми – все переворачивается.
Когда уезжали на соревнования, всем было интересно как они выступят. И девушки докладывали о результатах не на страницах газет, а напрямую рассказывали об этом людям, которые за них работали. Да, все было серьезно, ведь план, который ставил завод, нужно было выполнять. И девушки жили этой общей жизнью, они были частью коллектива, частью народа. Именно были, а не назывались.
– Как это сказывалось на результатах?
– Блестяще! Вторая команда вышла в Высшую лигу, потом заняла в ней третье место и выиграла Кубок Советского Союза. А когда после революции нашу основную команду растащили, вторая безболезненно заменила первую.
– Почему эксперимент не продолжили?
– Мы уже выпадали из системы, которая появлялась в стране. Главным стало материальное обеспечение. Мы попали в общество потребления и наших игроков перекупали, как бы мы их ни воспитывали. Образование стало необязательным, а мотивацией – рубль.
– Про то, что высокооплачиваемые спортсмены оторвались от народа, по-моему, очень точно.
– Спортсмены должны быть не близки к народу, а стать частью трудовых коллективов.
.......................
Мы стараемся быть частью чего-то единого целого, хотя все равно оторваны. Но девочки, по крайней мере, теперь понимают, что такое рабочая смена и каково быть в горячем цеху, при этом получая зарплату куда меньше, чем они. Больше того, получают они ее за счет тех, кто работает на этом самом заводе. И игроки сейчас хотя бы задумываются об этом.
А делают ли это остальные? Футболисты, получающие миллионы? В этом большая проблема. Спортивная элита не видит, как живут обычные люди. Им это не интересно. Они не в курсе социальных, квартирных проблем. Думают, что у всех так же хорошо, как у них. Что говорить, они ведь даже не ездят в трамваях. А это же самый простой способ увидеть, как живет большинство. И чего удивляться, что народ потом не переживает искренне за них?
.............................
Поэтому чтобы вернуть популярность спорту, нам нужно менять всю систему в стране.
//////////////////////////////
Разумеется, тренер далее говорит не о революции (о проблемах воспитания).