January 12th, 2017

portret

Разгадана тайна смерти Сталина: он умер от «мук психологической амбивалентности»


Сегодня мы поговорим о работе историка Г. Костырченко «Тайная политика Сталина», вышедшую в 2003 г. Автор известен своими работами о политике СССР (в основном при Сталине) по отношению к еврейству. Старая работа называется довольно красноречиво — «В плену у красного фараона». Книга 2003 г. является определенным итогом предшествовавших исследований Костырченко.
Прежде всего следует сказать, что работа довольно интересна. Она содержит массу важных фактов по т. н. «еврейскому вопросу», неизвестных подавляющему большинству людей (т. е. тем, кто по этой теме ничего не читал). Скажем, о «Крымском проекте» 20-х гг., о деятельности ЕАК (Еврейского антифашистского комитета) или о «чистках» по национальному признаку в учреждениях страны на рубеже 40-50-х гг. Так что читать эту работу можно, если, конечно, мы не нашли книги получше (например, книгу Д. Верхотурова, вышедшую недавно). Но читать Костырченко можно только подготовленному человеку. Следует знать о недостатках работы либо быть в состоянии сразу найти эти недостатки. Нельзя дать отъявленному антисоветчику увлечь себя в плен его буржуазных концепций. Замечу, что он нередко делает противоречивые выводы, одни из которых противоречат другим. Или же приводит факты, которые противоречат его выводам. Тем не менее, работа является однозначно антисоветской. Ряд недостатков носят методический характер и свидетельствуют о непрофессионализме автора, о серьезных «пробелах» в его подготовке как историка. Ряд недостатков и вовсе вызывают сомнения в наличии ума-разума у господина Костырченко. Скорее, «товарищу» Костырченко не хватило строгой критики на стадии подготовки книги к публикации. И хорошего редактора. Поэтому разберем недостатки его работы.
Как вы уже поняли, автор целиком и полностью на стороне евреев, которых гнобил кровавый упырь Сталин. Разумеется, Костырченко не придерживается классового подхода. Все евреи едины. А те, кто был на стороне Сталина, все сплошь ассимилированные трусы. Однако и эта позиция может быть как-то обоснована. Докажите читателю, который придерживается иной точки зрения. Но Костырченко мало что доказал.
Итак, главные недостатки работы:
1. Костырченко считает, что в СССР на рубеже 40-50-х гг. проводилась политика «государственного антисемитизма». Разумеется, это не так. Государственный антисемитизм — это не антисемитизм отдельных государственных деятелей, пусть бы даже и Сталина. Государственный антисемитизм подразумевает последовательную политику и законодательное оформление. Была отменена уголовная ответственность за разжигание межнациональной розни? Нет. Были ли ограничения в избирательных правах и праве выдвигаться в депутаты именно евреям? В судьи? Нет. Были ли ограничения в военной службе? Тоже нет. Дополнительный налог по национальному признаку? Разумеется, нет. Ликвидировали Еврейскую АО? Нет. Ввели черту оседлости? Смешно и говорить. Были законы, ограничивающие права евреев как евреев? Нет, конечно. Даже данные о процентных нормах по национальности сотрудников тех или иных ведомств носили характер обычного мониторинга. Сейчас такое сплошь и рядом. Например, сейчас «мониторят» средний возраст служащих. И потихоньку «выдавливают». Является ли это ущемлением прав пожилых? При увольнении евреев их никогда не увольняли как евреев. Речь шла о борьбе с клановостью и проявлениями национализма. Хотя — вне всякого сомнения — тут были заметные перегибы, включая и случаи проявления антисемитизма. Он в обществе был с давних времен, и государство не всегда могло с ним справиться.
2. Автор вообще не рассмативает фактор еврейского национализма (в отрицательном значении этого слова). Если считать евреев нацией, то и в существовании отрицательного явления, присущего каждой нации (национализма), отказывать им нельзя. Националисты есть у всех народов. Костырченко явно считает евреев нацией. Почему же он игнорирует факт национализма отдельных евреев?
3. Почти совершенно игнорируются важные факторы внешней политики — противостояние с капиталистическим миром, холодная война, вероятность ядерного удара США по СССР.
4. Автор говорит о сионизме как о движении, хорошо известном читателю. А зря. Следовало бы пояснить, что это за явление такое. Покопаться, почему большевики были против сионизма. Из книги Костырченко это непонятно. Почему-то муха большевиков укусила и они были против. Разумеется, автор не собирается говорить о том, что в 1975-1991 сионизм был официально приравнен в ООН к формам расизма.
5. Постоянные заявления: Сталин думал, Сталин хотел, Симонов боялся и т. п. И даже без какой-то фразы типа «видимо», «вероятно». А просто «думал», «хотел» и т. п. Пишет, что Сталин идентифицировал себя с Иваном Грозным, страдал паранойей, что мог обрести «душевное равновесие» лишь расправившись с Михоэлсом. Даже если б Михоэлс помер своей смертью, равновесия бы Сталин не обрел? Гадание на кофейной гуще (Сталин думал, Сталин хотел). Он и врач (ставит диагноз «паранойя»), он и психолог (Сталин не мог обрести «душевное спокойствие»).
Теперь разберем некоторые вопиющие заявления Костырченко, которые свидетельствуют о его необъективности:
1. Когда Костырченко пишет о том, что евреи заняли много важных должностей в первые годы Советской власти, то их он оправдывает (им некуда было деваться), а Советскую власть даже отчасти критикует, что они, дескать, использовали евреев («Они прагматически использовали обездоленный народ...»).
2. В период гражданской войны говорит, что РПЦ тоже (т. е. как и Советская власть) защищала евреев, но — в отличие от большевиков — всех, а не только бедноту. В подтверждение приводится одна фраза из послания патриарха Тихона. Остается только гадать, насколько защита РПЦ была действенней защиты Советской власти.
3. Сетует, что введение графы «национальность» в советских документах помогло немцам истреблять евреев. То есть даже тут СССР виноват! Пишет, что эвакуация не проводилась по национальному признаку. Эвакуировали без национального разбора. Потому, дескать, многие евреи не смогли убежать от немцев. И тут СССР виноват.
4. Довольно много парадоксальных заявлений Костырченко посвятил отношениям СССР и гитлеровской Германии. Он полагает, что антисемитской политике СССР помешало обострение отношений с Германией. То есть? Если б не Гитлер, то СССР проводил бы более антисемитскую политику?! Заявляет, что у СССР и Германии было «взаимное политическое тяготение» (а что это такое?). Автор ставит под сомнение идеологическую готовность СССР к войне с Германией. Еще он проводит довольно глупые аналогии с нацизмом (там диктатура и там, там антисемитизм и там... ).
5. Отмечает, что Сталин лишь один раз упрекнул немцев за уничтожение евреев (7 ноября 1941), что якобы доказывает «антисемитизм». Утверждает, что в СССР замалчивали уничтожение евреев (тем, что не выделяли национальность уничтоженных людей). И видит в этом государственный «антисемитизм».
6. Исключительное заявление делает Костырченко по вопросу, никак не связанном с евреями. Оказывается, Сталин «заранее» осудил Бухарина к смерти (за несколько лет до расстрела) и потом типа долго мучал.
7. Не раз Костырченко говорит о новых русских руководителях, пришедших на смену евреям, как о «парвеню» (т.е. выскочках из простонародья, малограмотных). Постоянно подчеркивает низкий культурный уровень русских следователей и партработников. Это вполне можно было бы воспринять как русофобию.
8. Престарелый академик Гамалея написал письмо в поддержку ряда арестованных евреев (ученых). Автор пишет, что академик вскоре умер, потратив последние силы на мужественный поступок. Это неописуемо!
9. Некий еврейский литератор Кушниров не был арестован, но умер от болезни. Автор пишет, что его тоже следует считать «жертвой режима», т. к. болезнь обострилась от переживаний. Эдак сколько же жертв в 90-е будет? Сталину не снилось.
10. Другой еврейский литератор Вергелис в своей статье выделил три отрицательных черты еврейской литературы. Костырченко «знает», что это Вергелис написал, чтобы спастись. Что это могло быть убеждением Вергелиса он не допускает. А вот Бердяева, С. Аллилуеву и мемуары Хрущева Костырченко цитирует как непререкаемый авторитет. Приводит в подтверждение показания арестованного Рюмина (от 1953 г.). Выходит, и его показаниям доверяет безоговорочно?
11. В итоге делает парадоксальный вывод: якобы «государственный антисемитизм» в ответ на начало холодной войны уже показывал, что СССР ее проиграет. Все было предопределено. Мессианизм так и прет.
Теперь разберем некоторые явные противоречия, которые бросаются в глаза при прочтении книги Костырченко:
1. Бадаев (Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР и заместитель Калинина) написал статью в ж. «Большевик» (1942) о дружбе народов. Там был перечень наций, получивших награды. Русские, украинцы и белорусы были названы первыми с указанием числа награжденных, остальные просто перечислены. Автор видит «антисемитизм» Бадаева в том, что евреи названы после бурятов, черкесов, адыгов и хакасов. Причем и ЕАК это заметил и направил жалобу Щербакову (там тоньше: дескать, евреи не воюют, это приведет к антисемитизму). Адресат не отреагировал, в чем автор видит уже «антисемитизм» Щербакова.
2. В деле «космополитов» сам же Костырченко пишет об аппаратных играх (борьба Агитпропа и Союза писателей). Плюс грязные писательские разборки. Космополиты — еврейские критики, их оппоненты — русские и украинские драматурги.
3. Автор с негативом относится к тому, что ГПУ жестко «вело» сионистов, но сам же пишет об их нелегальной деятельности (в т.ч. о нелегальном съезде сионистов в Москве).
4. Автор сам признает, что ЕАК возглавлял еврейское национальное движение и оно расширялось. При этом были предупреждения. В частности, ЕАК обвинялся (сразу после войны) в том, что ведет работу внутри страны, тогда как должен был действовать только заграницей. Его переподчинили от Совинфорбюро Отделу внешней политики ЦК, ввели цензуру. Но тщетно.
5. Первый секретать Еврейской АО Бахмутский выведен жертвой репрессий. При этом автор сообщает сведения, что Бахмутский виновен в хищениях (собранные в период войны 1,6 млн. рублей на два детских городка пропали) и сомнительных с моральной точки зрения делах (когда детдом в Биробиджане был после войны преобразован в еврейский, оттуда были удалены дети других национальностей).
6. Есть заявления о гонениях на иудаизм. Но сам же автор пишет, что в 1946 было 75 синагог, в 1952 уже 136. Когда же говорит о гонениях на еврейскую общину во Львове, сам приводит факт: глава местной общины помогал нелегально уходить за пределы страны через границу.
7. Сожалеет о снятии директоров-евреев в ВПК, но ведь оборонка СССР не пострадала, уровень ее не упал. Нередко был коррупционный след (одна сабля с бриллиантами от Зальцмана чего стоит, да и то его простили). Сожалеет, что некоторых директоров перевели на те же должности на второстепенные заводы (ах-ах, маленький заводик вместо большого!) или «сослали» в провинцию (в глушь, в Саратов).
А теперь не могу отказать себе в удовольствии процитировать наиболее яркие «перлы» Костырченко. Они вполне могли бы претендовать на номинацию в конкурсе "Я – йопнутый антисоветчик", который проводит т. Буркина-Фасо. Но, правда, слишком давно все это было написано. Чисто поржать.
1. Цитата: «Представив себя в общественном мнении в образе последовательного защитника гонимого и терроризируемого еврейства, большевистское руководство как бы обрело моральное право на принятие в последующем решительных мер против сионистов». Может быть, тут нет ничего особенного, но ведь речь-то он ведет не о том, что защита была реальна, а о том, что это было лишь «представление».
2. О политической системе: «Развернувшаяся в послевоенное время в Советском Союзе аппаратная чистка была обусловлена прежде всего социально-политической природой сталинского режима, обеспечивавшего собственную дееспособность и единовластие диктатора посредством периодической кровавой прополки номенклатурно-бюрократического слоя общества». Похоже, целая корпорация авторов (журналюги и т. н. «ученые») пытаются вывести из сталинского периода методику организации и укрепления диктатуры. Все, что делает диктатор, направлено исключительно на укрепление личной власти, в т.ч. парадоксальными методами. И больше ничего диктатор не делает. А вот «демократические» политики (такой вывод подразумевается) с утра до ночи думают о народе.
3. О Сталине: «Воистину, кто многим страшен, тот и сам многих опасается. Сутками никого не принимая на своей «ближней» даче, диктатор изводил себя мрачными картинами воображаемой им глобальной террористической акции по его физическому уничтожению».
4. Еще: «Да и по складу своего характера он не решился бы открыто выступить против евреев, хотя в душе, особенно в последние годы жизни, мог быть, что называется, патологическим антисемитом. Поэтому вождь, ревностно оберегавший свой революционный имидж большевика-ленинца, был обречен переживать муки психологической амбивалентности, которая, возможно, и ускорила его конец».
5. Еще о Сталине: «Такого размаха антиеврейская вакханалия достигла потому, что стоявший за ней Сталин инстинктом опытнейшего политика чувствовал, что шовинистический популизм — это его последняя возможность «раскачать» ситуацию в стране и тем самым спровоцировать новый «большой террор», периодически необходимый для поддержания режима единовластия, и потому под воздействием личной юдофобии (превратившейся к тому времени в настоящую болезнь) не мог на какое-то время не поддаться этому соблазну».
6. И снова о Сталине: «...просто тайная расправа над неугодными всегда милее сердцу диктатора».
7. И, наконец: «Терзаемый паранойей Сталин не чувствовал себя в безопасности, пока оставался в живых этот ставший его личным врагом человек, будто бы с помощью сообщников завлекший в сети заговора легкомысленных Аллилуевых. Обрести прежнее душевное равновесие диктатор мог лишь расправившись с Михоэлсом, этим королем Лиром на сцене и королем евреев в жизни».
По-сути, человек занял четкую позицию — на одной стороне, без всякой попытки понять иную сторону, объективности ноль. Сторона эта как бы еврейская, если не считать тех евреев, которые были на стороне Сталина. Поэтому на самом деле это сторона антисоветская и буржуазная. Да, определенный профессионализм есть. Автор работал с документами. Он привел много важных фактов. Но ведь он еще и выводы делал. И выводы эти еще раз нам доказывают: гуманитарная наука внеклассовой не бывает. Даже когда выводы глупые.