auto_krator (auto_krator) wrote,
auto_krator
auto_krator

Category:

Контрреволюционная история. Ч. 2

Продолжим это: https://auto-krator.livejournal.com/112707.html.

Новое – это хорошо забытое старое.
Чудинов пишет: «Второй миф классической историографии – непримиримые противоречия между дворянством (феодалами) и торгово-промышленными слоями общества, составлявшими верхушку непривилегированного третьего сословия. На самом деле, как показывают новейшие исследования, эти две социальные группы достаточно мирно сосуществовали и неплохо взаимодействовали между собой. Надо сказать, что дворяне сами активно занимались предпринимательством. Им, к примеру, принадлежало до половины всех металлургических предприятий во Франции. Охотно участвовали они и в атлантической торговле, и в финансовых операциях. В свою очередь, разбогатевшие предприниматели незнатного происхождения считали, что лучшее применение их возросшего капитала – это получение дворянского звания посредством покупки должности или земельного владения, дававших право на титул».
Это великое открытие! В Англии таковых «новых дворян» было пруд пруди, а революция все же была. В том, что дворяне занимались предпринимательством, а торгаши с удовольствием покупали «герб», ничего нового нет. Почему же буржуа покупали герб? Сейчас подобное вложение капиталов не столь распространено. Разве дело лишь в моральном удовлетворении? А не кажется ли г-ну Чудинову, что покупка титула сулила определенные материальные выгоды? Он же сам говорит о «применении капитала», т.е., вероятно, понимает, что это была не пустая трата, а вложение с выгодой. Очевидно же – из-за тех самых «пережитков». Без титула быть предпринимателем оказывалось не так выгодно. И только не говорите мне, г-н Чудинов, что купить титул было так легко… Кто-то не мог… И потом… Если некоторым дворянам удавалось успешно вести бизнес при наличии привилегий (в т.ч. налоговых), то почему это должно было нравиться буржуазии?
Кроме того, Чудинов начисто игнорирует факт существования эксплуатируемых – тех самых, без кого ни дворянства, ни буржуазии бы не было. Стать дворянином или буржуа без наличия крестьянина и ремесленника не получится. Забывая эксплуататорскую сущность любого антагонистического способа производства, Чудинов и впрямь может додуматься о «непримиримых противоречиях». Но ведь у нас прежде всегда подчеркивалось эта важнейшая общая черта – эксплуатация господствующим классом трудящихся при рабовладении, при феодализме и при капитализме.
И как же налоговые привилегии дворян и духовенства? Как же наличие церковных земель? Как же факт наличия сословий (зачем-то отменены революцией)? Заметим также, что Чудинов в процитированном фрагменте ограничивается лишь экономическими отношениями, игнорируя вопрос о власти. Если между дворянами и буржуазий все было так хорошо, то кто и в чьих интересах принимал основные политические решения? Кто был генералами и маршалами? Ваша история еще не открыла факты покупки генеральских чинов и епископских кафедр? Поспешите, это может быть еще одно «великое» открытие. Бонапарт не стал бы генералом при королях…
Сравним с текстом учебника 1991 года: «Несмотря на господство феодализма, во Франции, хотя и слабее, чем в Англии, развивались капиталистические отношения, росли промышленность и торговля. Королевский двор поощрял создание мануфактур по производству оружия и предметов роскоши. Получали поддержку привилегированные купеческие компании для торговли с другими странами и колониями. Все это было выгодно зарождавшейся буржуазии. Первое время она мирилась с порядками абсолютной монархии и даже поддерживала их. В хлопчатобумажной промышленности появились первые фабрики. Важным центром шелкоткацкого производства был Лион. Крупных централизованных предприятий было мало. К ним относились королевские оружейные мастерские и принадлежавшие немногочисленным предпринимателям-дворянам металлургические заводы в Бресте и Тулоне, где уже были паровые машины, а также угольные копи на севере — в Анзене… В отличие от Англии, где еще перед революцией многие дворяне занимались торговлей и промышленной деятельностью, применяли наемный труд и были заинтересованы в ограничении абсолютизма, во Франции таких передовых, или новых, дворян было мало».
Как видим, никакого барьера между сословиями советский учебник нам не воздвигает. Опять мифа нет!
Во «Всемирной истории» (1958, т. 5, с. 550) читаем: «Отдельные аристократы были причастны колониальной торговле. Банкирские операции, ростовщичество, коммерческое домовладение, добывающая и обрабатывающая промышленность интересовали этих высокопоставленных дворян не менее, чем коммерсантов, принадлежавших к бесправному третьему сословию».
Читаем в БСЭ о реформах первого этапа революции: «В той мере, в какой они совпадали с интересами остальной части третьего сословия (крестьянства, плебейства, демократических слоев буржуазии) и способствовали разрушению феодального строя, они были прогрессивными… Но в главном вопросе революции – аграрном, крупная буржуазия упорно сопротивлялась основному требованию крестьянства – ликвидации феодальных повинностей».
Вспомним, что живописал нам Чудинов: «…как показывают новейшие исследования…». Да, 1958 год – это, конечно, новые исследования. Смешно, но в старых советских текстах мы встречаем дворян, занимавшимися теми же самыми тремя видами бизнеса, которые назвал нам Чудинов: металлургия, финансы и заморская торговля. Может, доктору наук старые учебники на досуге поштудировать?
А уж если мы вспомним отношения российской буржуазии начала ХХ века с феодально-абсолютистским государством (об этом-то в советское время много писали!), то сказки Чудинова о «непримиримых противоречиях» разрушаются сами собой.

О причинах революции.
Мы подбираемся к причинам революции «по Чудинову». Он пишет о кризисе в хозяйстве Франции. Вероятно потому, что в молодые годы читал о том, что экономика как-то влияет на жизнь в стране. Вот он и ищет причины: «Результатом такой диспропорции стал огромный госдолг, на обслуживание которого уходила половина бюджета. Выход могла обеспечить лишь реформа налогообложения, предполагавшая отмену фискальных привилегий и введение общего для всех сословий поземельного налога, от которого духовенство и дворянство до определенного момента были освобождены… Однако все попытки правительства модернизировать финансовую систему государства наталкивались на сопротивление привилегированных сословий и традиционных судебных учреждений – парламентов, которые свою борьбу за узкокорпоративные интересы прикрывали демагогическими лозунгами».
Не понял. «Тормоза» не было, все проблемы решали цивилизованно, в суде… У Чудинова в голове «варятся» остатки советского образования. Мы видим в этой каше «привилегированные сословия» (т.е. дворянство и духовенство), которые даже готовы вести борьбу за свои реакционные привилегии. Надеюсь, г-н Чудинов понимает, что борьбу они вели не сами с собой. Если это некие социальные слои, то бороться они должны с какими-то другими социальными слоями. Но социальный характер революции («буржуазный») г-н Чудинов при этом отрицает…
Отметим – Чудинов предлагает введение общего налога. То есть налоги были льготные для дворянства и духовенства. Предлагается общий для всех сословий. Прогрессивный слишком прогрессивно! За статью Чудинову ведь капиталисты заплатили (к этому мы еще вернемся).
Продолжим: «…снижение уровня жизни из-за кратковременного ухудшения экономической конъюнктуры вызвало резкий всплеск активности масс… Кризисные явления в ряде отраслей производства обуславливались целым набором факторов, напрямую не связанных между собой. Их можно разделить на субъективные (просчеты в экономической политике правительства) и объективные, а последние, в свою очередь, на долговременные (смена фаз многолетнего экономического цикла) и краткосрочные (неблагоприятная сезонная конъюнктура). Негативное воздействие на экономику каждого из них по отдельности имело место и в предшествующие периоды. Однако уникальность ситуации 1780-х годов состояла в том, что проявление всех этих факторов совпало по времени, из-за чего экономический кризис оказался особенно глубоким».
Вы поняли, почему произошла революция? Случайно совпало много факторов. Причина революции уникальна… Следовательно, никакие прогнозы и никакой анализ невозможны. Непознаваемость мира. Невидимая рука рынка. Эта всесильная смена фаз цикла и всесильная сезонная конъюнктура (т.е. весна, лето, осень и зима!) – прямо «рука Бога», как у Марадоны. «Материализм и эмпириокритицизм» вспоминается… Пример Чудинова ярко показывает нам, что ученый, занявший позицию реакционных социальных слоев, неизбежно придет к идеализму и непознаваемости мира.
И еще… Мне одному кажется, что Чудинов не различает причины и повод? Это учили различать в советских школах…
И снова Чудинов: «Экономический спад обострил недовольство низов и сделал их весьма восприимчивыми к демагогическим лозунгам антиправительственной оппозиции... Напротив, власть, пытавшаяся проводить преобразования, не пользовалась в обществе ни высоким авторитетом, ни доверием, к тому же слабый и нерешительный Людовик XVI совершенно не обладал теми качествами, которые требовались главе государства в критической ситуации».
Глубоко копает. Дело всего лишь в характере короля? Он не уподобился льву и лисе, как учил Н. Макиавелли? Правда, знаменитый итальянец жил в XVI веке… Общественные науки с тех пор должны были бы продвинуться несколько дальше. А демагогические лозунги – это что такое, г-н Чудинов? Объясните. Если во время голода и безработицы предложить способы решения этих проблем, то будет ли это демагогией? Почему в «обществе» не пользовались доверием преобразования? Что-то не получилось?
Чудинов пишет: «Торговый договор с Англией сулил французским земледельцам в перспективе немалую выгоду, однако гораздо быстрее промышленники Франции ощутили связанные с ним издержки. Британские текстильные мануфактуры, имевшие по сравнению с французскими лучшее техническое оснащение, заполнили рынок своей дешевой продукцией, вытесняя с него местных производителей».
Почему у Англии лучше «техническое оснащение»… Может быть потому, что буржуазная революция там уже была? Не было «тормоза»?
Что писали советские учебники? Учебник 1991 года: «Как уже было сказано ранее… основной причиной буржуазной революции является противоречие между производительными силами и старыми, феодальными производственными отношениями, мешающими их развитию… От основной причины революции надо отличать революционную ситуацию, которая дает толчок давно назревшему революционному взрыву…. Во-первых, королевская казна окончательно опустела, как было перед революцией в Англии. Добыть деньги прежними способами, т. е. ввести произвольные налоги или принудительные займы, было уже невозможно. Банкиры отказывались давать деньги взаймы... Во-вторых, бедствия народа усилились больше обычного, стали нестерпимыми, потому что неурожай вызвал дороговизну и нехватку продовольствия, а ввоз английских промышленных изделий разорил ряд французских мануфактур. Среди подмастерьев и рабочих началась безработица, в некоторых местах поднялись восстания. В Париже на обойной мануфактуре войска стреляли в восставших рабочих, были убитые и раненые. Во многих деревнях возобновились волнения крестьян. В-третьих, созыв Генеральных штатов вызвал во всей стране надежду на перемены и огромное общественное возбуждение, подъем политической активности масс».
Разумеется, учебник объясняет, что такое «революционная ситуация» (по Ленину). Почему же войска стреляли в восставших рабочих, а не в хозяев, доведших рабочих до восстания? Ответьте, г-н Чудинов!
БСЭ сообщает: «Ф.б.р. явилась закономерным результатом длительного и прогрессировавшего кризиса феодально-абсолютистской системы, отражавшего нараставший конфликт между старыми феодальными производственными отношениями и выросшим в недрах феодального строя новым, капиталистическим, способом производства».
И далее: «Основные противоречия, предопределившие неизбежность революции, были обострены государственным банкротством, начавшимся в 1787 торгово-промышленным кризисом, неурожайными годами, повлекшими за собой голод. В 1788-89 в стране сложилась революционная ситуация».

Как голодных накормить и бизнес не обидеть.
Чудинов уделяет много внимания состоянию сельского хозяйства Франции накануне революции: «…многолетние периоды роста цен на зерно сменялись столь же продолжительными периодами их снижения. Первая из этих тенденций была выгодна производителям аграрной продукции и способствовала расширению их хозяйственной деятельности; вторая, напротив, вела к сокращению их доходов и оказывала сдерживающее влияние на развитие аграрного сектора, да и всей экономики в целом, поскольку именно сельское хозяйство составляло ее основу».
Нет, наверное, ничего странного в том, что историк не пытается разобраться в экономической подоплеке цен на хлеб, т.е. почему цены росли, как это связано с объемами производства, насколько удовлетворялись потребности внутреннего рынка, как новые экономические отношения влияли на цены и т.п. Но тогда нет ясности, зачем об этом писать… Опять всесильная природа?
И далее: «На протяжении большей части XVIII века цены на зерно постепенно росли, но в 1776 году эта фаза цикла закончилась, они пошли вниз… Снижение доходов производителей сопровождалось уменьшением найма ими рабочей силы и, соответственно, ростом безработицы в сельской местности».
Но потом: «Лето же 1788 года выдалось неурожайным. Цены на рынках взлетели. Стали быстро распространяться панические настроения: люди боялись голода».
Люди боялись, наивные. Зачем же? Не надо бояться. «Пусть едят пирожные».
Как совместить первый приведенный фрагмент с третьим? Цены росли. Это ж хорошо?
Извиняюсь за обильное цитирование. Долгие рассуждения Чудинова про цены бесплодны по результатам. Сказано много, толку – ноль. Почему? Полагаю, мешает Чудинову его идеологический догматизм. Осудить рост цен в голодные годы он почему-то не может. Старая песня. Пусть наживаются на народном горе. Нельзя экспроприировать. Нельзя регулировать. Нельзя без компенсации забирать излишки хлеба у богатых и отдавать голодным. Это табу! А если вдруг начнут (как те же большевики), то можно будет голод свалить на них, а не на всесильные природные циклы.
Вот, что говорил своим читателям советский школьный учебник 1969 года (8-й класс): «Усилившееся разорение крестьян резко сократило поступление налогов в казну. Между тем король продолжал расходовать огромные деньги на свои прихоти и на крупные подачки аристократам. Король, например, захотел купить себе еще один замок, на это ушло 10 миллионов ливров. Королева не захотела отстать и тоже потребовала себе замок недалеко от Парижа. Это обошлось в 6 миллионов ливров».
Сказано мало, а сколько актуальной информации! Никакой словесной «воды». Говорится-то про предреволюционный период. Авторы ставили целью объяснить маленьким читателям, почему произошла революция. Не тумана напустить, не скрыть, а объяснить! И очень грамотно подошли к делу. Обрати внимание, читатель: откуда собственники берут средства для уплаты налогов? То-то и оно! Поэтому разорение крестьян разоряло и королевскую казну…

Всякие стракулисты, облакаты и скубенты.
Как мы помним, Чудинов отрицает первенство буржуазии в революции. Он пишет: «Ту социальную группу, что возглавила революцию, современная историческая литература обозначает термином «просвещенная элита»».
Допустим, возглавила… Почему за ней пошли? Почему она выдвигала те или иные лозунги? Какую роль играли в революции массы трудящихся? В чьих интересах принимались важнейшие решения революционного правительства? Какой слой в итоге получил наибольшие выгоды в революции? Эти вопросы Чудинова не интересуют. Тогда можно сказать, что он сделал великое открытие! Ленин тоже не рабочий.
Чудинов почему-то не употребляет слово «интеллигенция». Я бы добавил еще по отношению к французской интеллигенции термин «прогрессивная» или «революционная», т.к. пример самого Чудинова показывает нам, что есть интеллигенция «реакционная». Очень верно писал когда-то о ней Горький: «…работа интеллигенции всегда сводилась — главным образом — к делу украшения бытия буржуазии, к делу утешения богатых в пошлых горестях их жизни. Нянька капиталистов — интеллигенция, — в большинстве своем, занималась тем, что усердно штопала белыми нитками давно изношенное, грязноватое, обильно испачканное кровью трудового народа философское и церковное облачение буржуазии. Она продолжает заниматься этим трудным, но не очень похвальным и совершенно бесплодным делом и в наши дни…».

Искусственные разрывы.
Чудинов пишет: «Революция привела к глубочайшему спаду экономической деятельности во Франции. К 1800 году объем промышленного производства составлял всего 60% от предреволюционного уровня… Вновь к показателям 1789 года производство вернулось лишь к 1810-му…. О технологических новинках, появившихся еще при Старом порядке, пришлось на время забыть. В Англии применение паровых машин за эту четверть века приобрело массовый характер, а во Франции практически полностью сошло на нет и возобновилось уже только в эпоху Реставрации».
О, простите, а данные по производству в Советской России 1918-1920 гг. автору известны? А мы-то думали, что индустриализация в октябре 1917 г. началась… Что же нам тут открыл А. Чудинов? Что гражданская война не лучшее время для хозяйства? Это ново! Но означает ли это, что следовало сдаться и не воевать? Можно подумать, у Франции был большой выбор. Напомню, что гражданская война сочеталась с интервенцией. Вот пусть бы роялисты с интервентами сдались! Или революционеры всех мастей просто так разрушали и убивали по причине некоей врожденной или приобретенной жестокости? Может быть, они были демонами из ада?
Но отнесемся к тексту Чудинова серьезнее. Восстановительный рост промышленности он заканчивает в 1810 г. (правление Наполеона Бонапарта). А массовое применение машин датирует периодом Реставрации. Позвольте! Пик революции (диктатура якобинцев) уже прошел, но разве возможно было правление Бонапарта без революции? Разве могла Франция захватить всю Европу без армии нового строя? А реформы Гражданский кодекс? Кодекс-то буржуазный. Право обычно закрепляет существующие общественные отношения, оформляет их. И кодекс не противоречил важнейшим положениям о собственности «Декларации прав человека и гражданина». И тут мы обнаруживаем у Чудинова интересный момент: он искусственно отделяет один исторический период от другого, на абсолютно изолированные друга от друга хронологические отрезки. Основные завоевания Бонапарта произошли после завершения революции, после ее пика. Поэтому не имеют к ней никакого отношения. В таком контексте и индустриализация не имеет никакого отношения к Великой Октябрьской социалистической революции, потому что не произошла в ее период. И формирование дружественных СССР режимов в странах Восточной Европы не имеет отношения ко Второй мировой войне. А полет Ю.А. Гагарина никак не связан с развитием советской науке при И.В. Сталине, т.к. оного политического деятеля в 1961 г. уже не было на свете. Но это же абсурд!
Строго говоря, исторический процесс не заканчивается никогда. Выделение любого периода условно. У каждого заметного события корни уходят в прошлое, а последствия того же события мы должны искать в будущем. Но у Чудинова не так! Если восстановление промышленности произошло после революции, то не имеет к ней никакого отношения. Это все равно, что делить жизнь человека на определенные отрезки по каким-то признакам. Скажем, Чудинов до получения гранта от капиталистов и после – это два разных человека. Не так ли?

А была ли Реставрация?
Попробуем бить Чудинова его же оружием. Он употребляет термин Реставрация. Конечно, реставрация свергнутой династии имела место: в 1814 (и потом после «ста дней») на престоле Франции были восстановлены Бурбоны. В этом смысле реставрация была. Вернулись эмигранты. Получили собственность. Но… Изменился ли с восстановлением Бурбонов экономический строй? Нет. Феодальные пережитки, устраненные революцией, в целом восстановлены не были. Французская буржуазная революция победила. Был ли отменен Гражданский кодекс Наполеона, закрепивший завоевания буржуазии? Нет. Да и политический строй был схож с дореволюционным лишь прежней династией. Монархия была теперь конституционной. Именно такой, какой стала в период революции при несчастном Людовике XVI. То есть даже политически победил строй, установленный революцией!

Земля – крестьянам?
Чудинов живописует: «Еще к более долгосрочным негативным последствиям для развития капитализма во Франции привело происшедшее в результате революции перераспределение земельной собственности – самое масштабное в истории страны. Продажа национального имущества – бывших владений церкви и короны, конфискованной собственности эмигрантов и лиц, осужденных революционными судами, – затронула до 10% всего земельного фонда. До 40% этих земель перешло в собственность крестьян… Передел земли в пользу мелких собственников и связанное с ним упрочение традиционных форм крестьянского хозяйства оказали большое влияние на специфику промышленного переворота во Франции ХІX столетия. С одной стороны, замедлился отток населения из сельской местности в города, и образовавшийся из-за этого дефицит рабочих рук существенно сдерживал развитие промышленности. С другой – раздробление крупных хозяйств и передача их по частям крестьянам на долгие годы определили снижение уровня агрикультуры. По урожайности большинства зерновых Франция вышла на дореволюционный уровень только к середине XIX века».
Точная классовая позиция. Земля феодалов перешла крестьянам – это плохо… Для развития капитализма, вероятно, было бы лучше, чтобы крупные феодальные хозяйства преобразовались бы в крупные капиталистические. Да еще с машинами. Но тут, к сожалению для Чудинова, проблемка образовалась. Оказалось, что во Франции проживали крестьяне, у которых были свои интересы и пожелания. И почему-то они эти свои интересы не дали игнорировать.
Любопытно, что аналогично было и в России после Октября. Ведь большевики сочли бы более подходящими крупные государственные или кооперативные хозяйства. Но крестьяне хотели иного…
А крестьянам во Франции надо было стать мелкими собственниками и разориться, а потом отправиться в города и стать пролетариями. Но разорение-то мелких производителей должно, так или иначе, происходить в максимально рыночных условиях. Землю надо продавать и покупать, надо быть ее собственником.
Чудинов уже приучил нас к грубым ляпам. Еще раз внимательнее вчитаемся: «До 40% этих земель перешло в собственность крестьян… упрочение традиционных форм крестьянского хозяйства…».
Каких же традиционных?! Сам признает, что земля перешла в собственность крестьян. Разве это традиционно для феодализма, когда «нет земли без сеньора»? Увы и ах! То-то и оно, что после революции крестьяне стали собственниками земли.

Время, стой! Время – вперед!
Чудинов признает, что некоторые «…меры и вправду благоприятствовали капиталистическому развитию экономики. Но здесь революционные власти лишь продолжали ранее проводившуюся политику министров Старого порядка. Другие европейские страны провели аналогичные реформы с гораздо меньшими издержками».
Какие же страны? Англия, где были огораживания и революция (так, пустячок)? Германия, которая отставала от Франции и чуть не вымерла в XVII веке? Хотя… Если рассуждать настолько обще, как Чудинов… Тогда индустриализация в СССР стала продолжением политики царского правительства. Ведь при царях заводы новые создавались? Создавались. Железные дороги строились? Строились. Месторождения разрабатывались? Разрабатывались. Значит, спасибо Ярославу Мудрому за полет Гагарина!
А теперь… Вспомним, о чем речь шла чуть выше. Там Чудинов искусственно отделял один исторический период от другого. Все более-менее «эффективное» после революции началось только после Реставрации и с революцией никак не связано. А тут Чудинов доказывает преемственность благих хозяйственных преобразований постреволюционной эпохи от политики королевской Франции.
Получается так… Если нам надо, то мы строго разделяем исторические периоды. А если не надо, то находим преемственность, где хотим. Браво!
Не буду останавливаться на теме «цены» революции. Читатель без труда догадается, о чем примерно там пишет Чудинов. Как правило, все подобные контрреволюционеры обычно считают жертвы только с одной стороны или же заносят на счет революционеров все жертвы (как будто революционеры воевали сами с собой). Отмечу, что в целом Чудинов старается обойтись без «крокодиловых» слез (мужик!), а доказать пагубность революции путем данных о хозяйственном развитии.

Выводы.
Подведем итоги ошибкам г-на Чудинова.
1. Игнорирование сущности эксплуатации и забвение интересов и судеб эксплуатируемых классов. Вообще игнорирование социальных противоречий.
2. Чрезмерная идеологизированность исследования – в ущерб научности.
3. Прямая клевета на марксистов. Развенчивает те мифы, которые сам придумал и марксистам приписал.
4. Чудинов искусственно разделяет исторический процесс на изолированные периоды, никак не связанные между собой.
5. Чудинов банально не знает историографию исследуемого вопроса. Он приписываете современной науке открытия, которые на самом деле являются давно известной информацией.
6. Смешивание интерпретаций исторических событий, характерных для тех или иных социальных слоев и для тех или иных исторических периодов, с ошибочными представлениями о фактах. На деле – отсутствие историзма в исследовании.
7. Упрощенное и примитивное понимание общественного развития по сравнению с исторической мыслю прошлого века. Это позволяет признать идеологию г-на Чудинова реакционной.
8. Идеалистическое объяснение исторических процессов чертами характера политических лидеров и случайностями. Как следствие – мистицизм в оценке событий, откуда прямой мост – к непознаваемости мира и ненужности науки. Даже той, которую представляет г-н Чудинов. Если учесть, что г-н Чудинов в науке преемник не Нестора-летописца, а историков ХХ века, то его статью смело можно назвать шагом назад, регрессом в науке. Это мракобесие, приправленное толикой профессиональных изысканий. В бочку дегтя добавлена ложка меда.

Кто платит, то и заказывает.
А теперь разберемся, кто платит за статью. В конце ее мы читаем: «Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда, грант № 14-18-01116».
Информацию о фонде каждый может найти в интернете, в т.ч. и на сайте фонда. Там мы узнаем, что «РНФ осуществляет финансовую и организационную поддержку фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований посредством финансирования прошедших конкурсный отбор научных, научно-технических программ и проектов».
То есть Чудинова якобы еще и на конкурсе отобрали! Боже! С кем же он конкурировал?
В числе членов Попечительского совета (https://rscf.ru/about/structure/supervisory-board/), который сайт фонда относит к органам управления (именно так, попечители тоже управляют!), относятся небезызвестный поклонник ЕГЭ и помощник Президента РФ А. Фурсенко, мастер спорта по фехтованию хабаровчанин М. Дегтярев (тот самый, который вместо Фургала), депутат ГД РФ М. Емельянов, бывший вице-губернатор Ивановской области (вице- при М. Мене) и член СФ РФ В. Смирнов, министр науки и образования РФ В. Фальков, председатель совета Российского фонда фундаментальных исследований В. Панченко…
Впрочем, к чему искать в списке попечителей знакомые фамилии? Кто дает деньги на исследования? Капитал. А через фонд с громким названием крупный капитал. Как писал Ленин: «Свободны ли вы от вашего буржуазного издателя, господин писатель?... Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания».

Вместо послесловия.
Насколько же глубже писал В.В. Маяковский о революции!
О, звериная!
О, детская!
О, копеечная!
О, великая!
Каким названьем тебя ещё звали?
Не зазорно современным историкам поучиться у Маяковского… Или уж лучше тогда «подавать ананасную воду».
Tags: Антисоветчики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments