?

Log in

No account? Create an account
[reposted post]100 лет назад. Царь, Которого Мы Потеряли
maysuryan
reposted by auto_krator


Говорят, что человек — это стиль. В случае последнего императора из династии Голштин-Готторпов Романовых его блестящий стиль ярче всего проявился в резолюциях. Они кратки, точны, ёмки, афористичны и всегда по делу. Это настоящие бриллианты слова! А ещё говорят, что это был бесталанный человек! Нет, очень даже талантливый... Почитаем эти резолюции, выведенные августейшей рукой.

На сообщении о том, что два уезда в течение 6-12 лет вводят у себя всеобщее начальное обучение — «СКОЛЬКО РАЗ ГОВОРИЛ, НЕЧЕГО С ЭТИМ ТОРОПИТЬСЯ!», причём слова: "ввести всеобщее обучение" подчёркнуты собственною его величества рукою.

Херсонский губернатор сообщает, что участились случаи правонарушений в рабочих районах. Царь лаконичен: «РОЗГИ!».

Из Астрахани пишут о "вопиющей потребности" строительства в городе второй гимназии. Но царь не согласен: "НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ГИМНАЗИЮ, А РАЗВЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ".Read more...Collapse )

Выводы по советской экономике. Ч. 2. Идеология.
portret
auto_krator
Если первая часть выводов в целом состояла из повторений выводов, сделанных к каждому периоду советской экономики, то и вторая часть будет во многом повторением. В свое время у меня был пост о работе Ленина, посвященной сопоставлению взглядов Сисмонди и народников (https://auto-krator.livejournal.com/52760.html). Сегодня мы вернемся к этой теме.
Смысл вкратце состоял в том, что в истории общественной мысли было особое направление, которое с натяжкой можно назвать «мелкобуржуазным социализмом» (или, например, «ненаучным социализмом»?). Направление это отражало интересы мелкой буржуазии, владельцев средств производства, ведущих мелкотоварное хозяйство без эксплуатации рабочей силы (прежде всего крестьян, включая и общинников, включенных в рыночные отношения). Это направление было антикапиталистическим. Отрицательная сторона данной идеологии состояла в неприятии негативных сторон капитализма, сказывающихся на положении трудящихся. Однако положительной стороны подобное направление не имело, т. к. отражало интересы классов, уходящих в прошлое. Вернее имело, но эта была модель докапиталистического общества. Идеалистическая модель общества без эксплуатации (по крайней мере — эксплуатации того слоя, интересы которого отражала). Утопия. Некий улучшенный капитализм. Видя негатив, который капитализм нес в общество, это направление призывало вернуться назад — не в феодализм, конечно, а в некую идеальную эпоху, когда разорения и эксплуатации было меньше. Социалистической можно было считать, по крайней мере, общинную версию антикапиталистической мысли, идеи народников. Коллективизм (собственность общин, собственность трудовых коллективов) придавал этому направлению социалистическую видимость. Хотя, конечно, «социалистичность» это мнимая, поэтому и грани ее размытые. Это учение регрессивное, т. к. «мелкобуржуазные социалисты» не понимали причин развития капиталистического хозяйства, не понимали прогрессивности капитализма. В условиях России можно говорить, что «мелкобуржуазный социализм» отражал взгляды крестьянских масс.
Вероятно, на бытовом уровне в прошлом тоже были элементы подобной регрессивной идеологии, являвшейся реакцией на новый эксплуататорский способ производства. Скажем, в период рабовладельческого способа производства могла быть идея возврата в период доклассового общества, «возврата» в прошлое в любой форме. Не случайна идея «золотого века». Наиболее подходящий пример — идеология римского крестьянства, которую отстаивали братья Гракхи. Идея ограничения максимума земельного надела для препятствия разорения крестьян была с экономической точки зрения регрессивной, т. к. крупные латифундии с трудом рабов (или позже колонов) были прогрессивнее. В период феодализма я сходу могу вспомнить идеологию дворянства, которое выступало против усиления абсолютной монархии под знаменем свободы (дворянской) и борьбы с тиранией (взять хотя бы князя Андрея Курбского). Однако мощное централизованное государство оказывалось в итоге прогрессивнее феодальной раздробленности. Простонародные чаяния выражались в средние века в форме ересей, смысл которых состоял в возврате к начальному периоду христианства («Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был дворянином?»). Так что путь «назад, в прошлое» под хорошими лозунгами и из лучших побуждений — дело нередкое.
Кратко напомним основные выводы о «мелкобуржуазном социализме».
1) Источник противоречий видят не внутри производства, а в вопросах «несправедливого» распределения, потребления и т. п. Дифференциация производителей в товарном хозяйстве рассматривается мелкобуржуазным учением не как закономерность, а как результат «ошибок». Мелкобуржуазным учением она рассматривается только как отрицательное явление (из-за разорения), которую можно устранить при товарном хозяйстве. Практическим следствием последнего станет законодательное ограничение дифференциации, ограничение развития. Мелкобуржуазное учение не понимает связи между мелкотоварным хозяйством и крупным капиталом, как второе развивается из первого.
2) Критика капитализма мелкобуржуазным учением ведется не столько с научных, сколько с моральных позиций.
3) Политические решения и изменения в экономике мелкобуржуазное учение объясняет не социальными интересами, а результатом деятельности конкретных лиц или же применения той или иной теории.
4) Мелкобуржуазное учение отрицает или «затушевывает» классовые противоречия, выступая от имени «народа». Государство считали надклассовым.
5) Для мелкобуржуазного учения характерно стремление «взять все и поделить», т. е. наделить каждого средствами производства. Соединение собственности в одних руках неэффективно, излишняя централизация губительна.
6) Мелкобуржуазное учение — за приоритет производства предметов потребления.
7) Мелкобуржуазное учение считает, что чрезмерное развитие вредно, развитие должно протекать равномерно и постепенно, эволюционным путем.
8) Мелкобуржуазное учение рассматривает общественное производство статично, в одних и тех же формах. И т. д.
Конечно, социалистическим такое учение может быть названо условно. И уж тем более вряд ли его можно назвать строго научным. Но не забудем о признании даже в СССР преемственности от учений Томаса Мора (кто не знает — католический святой!), Т. Кампанеллы, Д. Уинстенли, Ж. Мелье, народников и т. п. Вспомним стелу в Александровском саду, ныне снесенную. Можно, конечно, увидеть массу различий в этом списке. Крайне жесткие (сказали бы «тоталитарные») модели некоторых утопистов и вполне благообразное сообщество общин. Возможно, это как раз свидетельствует о родстве крайне левых («левацких») идей с мелкобуржуазной психологией. Но речь сейчас не о крайностях. Поскольку идеалом было общественное или же общинное хозяйство, это учение условно можно назвать социалистическим.
И дело в том, что при недостатках теории научного коммунизма, при том, что теория не развивалась или примитивизировалась, а то и сознательно искажалась, господство получали бытовые дилетантские представления о социалистическом обществе. Говоря это, я не отрицаю наличия врагов коммунизма или наличие в СССР буржуазии, а пытаюсь понять мировоззрение тех, кто считал себя убежденным коммунистом и приближал капиталистическую реставрацию. Не всегда же и не у всех был злой умысел. Было и непонимание.
Возьмем, например, Третью программу. Она же выглядит довольно убого по целям. Выход на 1-е место в мире к определенному году означал лишь опережение главного врага на данный момент. А как будет дальше? Это все равно, что выигрыш боя в ходе долгой войны. Вот она — метафизичность (точнее статичность) мышления мелкобуржуазных социалистов. Опередил — и победил. Достижение определенных цифр — это хорошо, но ведь следовало тогда уж точно знать будущие показатели экономики стран-конкурентов, точно их прогнозировать. Почему победа определялась преобладанием в 2 раза или в 3 раза, а не, скажем, в два с половиной? Вспомним, как у нас гордились первенством Гагарина. Первые вышли в космос! Да, великое достижение. Да, победа. Ну а дальше? А в 80-е тоже об этом кричали (горбачевская версия Третьей программы). Примитив какой! Надо же опережать всегда. И проиграли «Лунную гонку». Можно как угодно относиться к Фурсову, но он в свое время высказал очень точную мысль: американская элита 70-80-х гг. соотносится с советской как гроссмейстер с любителем. Но позвольте! Ведь в эпоху революции Ленин и его соратники были гроссмейстерами!
Чем будет делать необученный солдат, брошенный в бой? Недоученный практике и необученный уставу? Он будет руководствоваться своими представлениями. Теория не развивалась. Что заменяло ее? Ненаучный бытовой уровень понимания проблемы. Он определялся культурными традициями крестьянской прежде страны. «Крестьянский социализм» — что-то типа того. Важно здесь то, что в результате темпы развития стали снижаться, этот псевдокапитализм потерял свое преимущество перед капитализмом. Пусть мнимо потерял, сейчас о нем жалеют.
Вспоминается, как т. Сахонько спросил т. Морозова: в борьбе с каким классом потерпел поражение китайский пролетариат, оказавшийся неспособным осуществить свою диктатуру? И сам же ответил на свой вопрос: крестьянство. (см. комментарии: https://morozov5.livejournal.com/130285.html).
Позволю себе привести большую читату т. Сахонько: «...вопрос в том, на что тратится продукт этого труда. Можно все тратить на жратву, одежду, защиту от других трудящихся и прочие наличные возможности данного общества. При этом сохраняться на постоянном уровне материального и духовного развития. Проще говоря проедать весь прибавочный продукт. При таком варианте мы будем иметь первоначальный скачек в уровне жизни (не такой уж и большой), а затем полную остановку всякого развития. Второй вариант это когда люди готовы на небольшое сиюминутное улучшение условий жизни, а часть непроеденного продукта консолидировать и пустить на создание производительных сил способных обеспечить постоянный рост их благосостояния на длительную перспективу, вплоть до полного изобилия по личному потреблению. Так вот первый вариант свободного труда даже хуже капитализма, при котором происходит постоянный рост стоимости рабсилы (рабочий все больше и больше работает на себя). Но при этом идет постоянное развитие производительных сил в виде капитала, отчужденной от рабочих стоимости, который позволяет постоянно расширять производство средств потребления. ...из описанного различия систем экономики основанных на различном виде свободного труда ясно, что в послереволюционной России это различие реально выражалась в существовании классов с различными интересам. Если сторонниками первой системы свободного труда были крепкие, хозяйственные крестьяне, то вторая больше соответствовала интересам пролетариата и беднейшего крестьянства. Именно это противоречие и определяло во многом качество процессов протекавших тогда в стране. Если говорить прямо именно вокруг этого вопроса разворачивалась классовая борьба. Может, это была и не борьба между антагонистическими классами, но от этого она не становилась менее острой» (http://sahonko.livejournal.com/81925.html).
Ни Хрущев, ни Косыгин не хотели капитализма. И никто тогда в СССР его не хотел. Большинство не хотели его и в период перестройки. Как писала т. blau-kraehe.livejournal.com: капитализма никто не хотел, хотели ввести немного его элементов. Для большей эффективности социализма, разумеется. Эффективности не получалось. Тогда надо было вводить новые капиталистические элементы, потом еще и еще...
НЭП был их идеалом. Не случайно его так любили. Ведь развитие сельского хозяйства периода НЭПа — это мечта крестьянина. С одной стороны единоличные хозяйства, с другой стороны — препятствия для дифференциации и образования крупных хозяйств (ограничения против кулаков, отсутствие частной собственности на землю). Отсюда и постоянные нападки на «излишнюю» централизацию и бюрократизм. Бюрократизм подавался как синоним излишней централизации и сковывания инициативы (т. е. инициативы частного товаропроизводителя). Ненависть к «чиновникам» и «партократам» — это не столько ненависть коммуниста, а мелочная зависть мелкого буржуйчика: эти «бюрократы» столько получают! Это так несправедливо! А все это могло бы пойти нам!
В период перестройки не хотели капитализма, но они хотели «зарабатывать» много. Централизация — это некая враждебная сила, которая отнимает прибыль, заработок. И пускает его на «ненужные» игрушки типа космоса. В этом с ними были согласны откровенные антипрогрессоры (типа писателей «деревенщиков»). Важным положением их идеологии была ненависть к коллективизации.
Собственно, ради чего терпеть лишения, если никто прибавочный продукт не отбирает? Зачем лететь на Марс? В 30-е годы еще было понятно — надо провести индустриализацию и подготовиться к войне. Сталинскую индустриализацию положительно оценивают все: и троцкисты, и буржуазные патриоты-державники и т. п. Разве только совсем оголтелые либералы говорят о «слишком большой цене» индустриализации. Но и в этом случае этой «ценой» оказывается не сама индустриализация, а сопутствовавшая ей коллективизация. А потом? Войну выиграли, бомбу сделали. Живи и радуйся! Такая жизнь будет, что помирать не надо (как говорил В.И. Чапаев в фильме). В конечном счете это некоторое проедание прибавочного продукта. Условно говоря: пошьем джинсы вместо полета на Марс.
И сейчас мелкобуржуазная тоска об СССР начинается с перечня материальных благ, которых люди потеряли. Спор с капитализмом предстает сопоставлением перечней: какой больше. Идеология Сисмонди, Прудона, народников, эсеров, меньшевиков, части троцкистов, всевозможных ревизионистов, правой оппозиции, Трудовой крестьянской партии, Рютинской платформы, и т. п. Прошу прощение за эту «гремучую смесь». С одной стороны критика капитализма, с другой вера в устойчивость такой системы, которую они предлагали.
Те же идеи были и в период приватизации. Вспомните ваучеры. Всем поровну! А потом — после перехода к капитализму — началось нытье. Ах, нас обманули. Так же и прежде крестьяне были недовольны расслоением. И в Древнем Риме, и в России. Там не любили рабовладельцев-латифундистов, у нас — кулаков. Мы так не договаривались! Что же это одни богатеют, а другие разоряются? Когда Россия «встроилась» в мировую капиталистическую экономику, пожалело уже большинство... В том числе вчерашние министры, вчерашние секретари обкомов, вчерашние директора и главные инженеры разорившихся заводов, вчерашние директора НИИ, сотрудники Внешторга да и сами М.С. Горбачев с Н.И. Рыжковым. Даже лидеры теневой экономики пожалели. Мало кто из них стал успешным буржуа. Конечно, не все они пожалели. Не все они пожалели сильно. Некоторые — слегка. Ведь научный сотрудник закрытого НИИ пошел в челноки или пастухи (лично знал такого), а директора как-то пристроились получше. Но пожалели, пожалели...

Из Поршнева
portret
auto_krator
Известный советский историк Б.Ф. Поршнев считал, что «при капиталистическом способе производства вне борьбы пролетариата немыслим сам основной экономический закон, и прекращение этой борьбы было бы равносильно возвращения общества к рабству...» То есть сильная и регулярная борьба пролетариата прогрессивна, и, в определенной мере, является таковой и для капитализма. Не считая того, что ведет капитализм к гибели.

Выводы по советской экономике. Ч. 1.
portret
auto_krator
Еще раз рассмотрим этапы перехода к капитализму. Высшей точкой развития экономики социализма была система, сложившаяся при Сталине в годы первой пятилетки и впоследствии несколько скорректированная. Чистый доход (важнейшая часть новой стоимости) почти целиком в форме налога с оборота принадлежал всему обществу, которое управляло им с помощью государства (См.: https://auto-krator.livejournal.com/44298.html).
1) В начале (сразу после смерти Сталина) происходит перераспределение предприятий подразделения II в пользу союзных республик (см.: https://auto-krator.livejournal.com/47852.html). Это приводит к нескольким последствиям: а) увеличиваются бюджеты республик в ущерб союзному, б) союзный бюджет испытывает заметный недостаток средств, в) возрастает значение прежде второго вида налогов — отчислений из прибыли предприятий подразделения I. Увеличивается товарный характер экономики. Можно говорить об увеличении межреспубликанской торговли и частного присвоения чистого дохода. Государство пытается решать проблемы. Тут и несколько сокращений армии, закрытие нескольких дорогостоящих проектов (в т.ч. разработок некоторых видов вооружений), спекулятивная денежная реформа, расширение внешней торговли, рост отчислений из прибыли.
Собственно говоря, а что было делать? Ввести налог с оборота на средства производства (продукцию подразделения I) было сложно. Мало того, что это превращало бы средства производства в товар. Небольшой налог проблемы бы не решал, а резкое увеличение его привело бы к заметному росту стоимости продукции подразделения II. Поэтому проводится увеличение отчислений из прибыли с медленным повышением оптовых цен на продукцию подразделения I. К тому же следовало увеличивать процент прибыли, оставляемой предприятиям. Заинтересовать их. Чем выше прибыль, тем больше получает предприятие, тем больше получает и государство. На внешнем же рынке государство выступало как капиталист, т. к. товары продавались по рыночным ценам. Выгоднее было продавать товар, пользующийся наибольшим спросом. Отсюда легко «перекинуть в мост» в тот период, когда страна стала сильно зависеть от экспорта нефти. Так или иначе, незначительное вроде бы действие (перераспределение предприятий подразделения II в пользу республик) способствовало нарастанию товарного характера экономики.
2) Создание совнархозов (см.: https://auto-krator.livejournal.com/47920.html). Как принято считать, экономика впала в состояние, близкое критическому. Трудно сказать, насколько это верно. Это общепринятая версия, против которой я ничего не могу возразить. Напомним, что на этот период пришлась и спекулятивная денежная реформа 1961 г., которая очень четко показывает нарастание отчуждения правящего слоя от трудящихся масс (См.: https://auto-krator.livejournal.com/39963.html). Особенно это заметно при сравнении ее с реформой 1947 г.
3) Ликвидация последствий совнархозовщины. На этот период пришлась «Косыгинская реформа». (Здесь и далее: https://auto-krator.livejournal.com/49954.html). Люди, проводившие реформу, были патриотами-государственниками. Им требовалось в том числе увеличить влияние центральной власти, увеличить союзный бюджет, реализовать масштабные проекты, в т.ч. оборонного значения. Для этого «хрущевская» система нуждалась в заметной корректировке. Но они все же не могли серьезно эту систему изменить, затронуть интересы региональных и экономических элит страны, интересы которых выражали. Да-да, в целом верхушка страны выражала интересы широкого правящего слоя. Тот самый классовый интерес. Выход был найден в переходе на рост значения прибыли. Это именно то, о чем уже говорилось: государства и предприятия заинтересованы в получении максимальной прибыли. Расширилась внешняя торговля, доходы от которой шли в союзный бюджет. Выгодно было покупать импорт (спекулятивная реализация). Союзный бюджет стал наполняться в большей степени отчислениями из прибыли (около 30% всех государственных доходов). Да и налог с оборота (тоже около 30% доходов), шедший в бюджет республик, стал более частным, чем общественным. Ибо принадлежал республикам. Что же в итоге? Раньше чистый доход шел всему обществу. А теперь все более возрастала доля чистого дохода, которая шла в частные руки (предприятиям, республикам, государственным чиновникам и т. п.). Не забудем, что одно из отличий социализма от капитализма состоит в том, кому идет чистый доход. Как только он стал все больше поступать в частные руки, так все больше стали нарастать рыночные элементы. Однако тот рынок, который устанавливался в СССР, был специфическим. Это был — хотя некорректное выражение — суррогат буржуазного строя с социализмом. Почему это был «псевдорынок»? Цены декретировались государством. Государство же устанавливало и размеры прибыли. Можно ли назвать этот строй «государственным капитализмом»? Нет, если использовать этот термин в отношении системы, сложившейся в капиталистических странах периода Первой мировой (когда термин был введен в оборот). Т. Морозов использует этот термин шире. Но, думаю, следует провести различие со стандартным пониманием «госкапа», т. к. именно в этом смысле понимали его Ленин и Троцкий. Отличие в том, что «госкап» периода Первой мировой войны (и позже) представляет из себя систему, где на регулируемом рынке действуют государство, монополии и отдельные капиталисты. Как видим, эта система сильно отличалась от косыгинско-брежневской, где был один госсектор.
4) Кризис «косыгинской» системы. Очевидно, что с нарастанием товарности продукции и зависимости доходов от прибыли, интересы были в увеличении этой прибыли любой ценой. Не трудно увидеть, что это все самый обыкновенный рынок. Но таковы были объективные интересы предприятия и его работников (от директора до последнего рабочего). Итак, интересы республик:
1) Получить в подчинение все предприятия подразделения II, которые еще оставались в подчинении Союза. 2) Получить в подчинение предприятия подразделения I. 3) Получить право самостоятельной внешней торговли.4) Получить право устанавливать цены на продукцию своей республики. 5) Свести к минимуму отчисления в союзный бюджет. Невозможность реализации данных целей вызывает к жизни стремление к независимости.
Интересы предприятий, сформировавшиеся по итогам реформы 1965-1967 гг.: 1) Получить право распоряжаться всей прибылью.2) Получить право самостоятельного выхода на внешний рынок. 3) Получить право самостоятельно регулировать вопросы найма рабочей силы, определять численность работников. 4) Получить право самостоятельно (т. е. «по-рыночному») устанавливать цены на свою продукцию (т. н. «полная стоимость»). 5) Получить право самостоятельно устанавливать оплату труда. 6) Получить право самостоятельно работать с хозяйственными партнерами — заказывать и реализовывать продукцию. 7) Получить право полностью распоряжаться фондами предприятий, включая продажу и сдачу в аренду. 8) Получить возможность легко взять кредит. 9) Получить возможность выпуска договорной продукции вместо плановой.
Такова примерная схема трансформации сталинской системы в полноценный рынок.

[reposted post]Кого нельзя оправдать
onb2017
reposted by auto_krator

Опять заметка на тему “общечеловеческой ценностей”, оторванных от реальности. В этот раз доморощенных. Увидела на одном из  женских форумов.


Прошу понять, я же все еще слегка нездорова вот и занесло.



Итак, некая дама запостила гневную публикацию под названием “Многодетство как оправдание воровства до чего только народ не додумается.”

Read more...Collapse )


[reposted post]По ту сторону либеральной лжи. Северная Корея
matveychev_oleg
reposted by auto_krator


Советского Союза, первого в мире социалистического государства, нет на геополитической карте мира уже более двадцати лет. Нет и созданного им некогда союзного блока - Организации Варшавского Договора. Несмотря на это Северная Корея продолжает двигаться по социалистическому пути развития. Реставрацией капитализма там даже и не пахнет. Либералы постоянно пишут в своих статьях о том, что жизнь граждан Северной Кореи похожа на ад потому что:

1. В стране наблюдается дефицит электроэнергии.

2. В стране наблюдается дефицит продовольствия и одежды.

3. В стране наблюдается дефицит современного электрооборудования: бытовой техники, медицинских товаров и промышленной техники.

4. В стране плохо развит транспорт.

5. В стране отсутствует мобильная связь.

6. Гражданам запрещён доступ в Интернет.

Действительно ли жизнь граждан Северной Кореи похожа на ад? Правду ли пишут в своих статьях либералы? Конечно же нет! Для того, чтобы это доказать я опровергну все тезисы, выдвигаемые либералами в поддержку позиции о невыносимой тяжести повседневной жизни в социалистической Корее, пишет annotar.


Итак, тезис либералов № 1 " В Северной Корее наблюдается дефицит электроэнергии". Наблюдается ли ныне в Северной Корее дефицит электроэнергии? Нет. Мощные гидроэлектростанции выделяют количество электричества, достаточное для полного покрытия бытовых и производственных нужд. Правительство уделяет пристальное внимание развитию электроэнергетики - в данный момент идёт строительство двух энергоблоков первой в Корее атомной электростанции.


Read more...Collapse )


Выводы по советской экономике. Лирическое отступление вместо введения.
portret
auto_krator
Начнем с предположений.
Какие вещи сталинского периода больше всего не любили в СССР? На 1-м месте, конечно, репрессии. А вот на 2-м — коллективизация. При том «перегибы» коллективизации были признаны сразу и на официальном уровне. Если мы откажемся от коллективизации, мы откажемся и от индустриализации. Нет большого смысла в ликвидации частного сектора. Сохраняется НЭП.
НЭП в годы перестройки было принято подавать как некий «ленинский вариант социализма» в противовес «плохому» сталинско-брежневскому. То, что сам Ленин называл НЭП отступлением, которое может (может!) привести к победе буржуазии, авторов этих бредней (точнее — умной вражеской пропаганды) не смущало. Как не смущала их и идея Ленина, что отступление дошло до крайней точки и пора уже наступать.
Как бы развивалась наша страна, если бы НЭП сохранился? Пофантазируем. Для этого нам надо вывести за скобки 1) опасность новой войны и 2) враждебное капиталистическое окружение, экономическую блокаду.
А если представить, что капиталисты не устроили бы блокады и сразу были готовы предоставить кредиты и в гораздо большем объеме вернуться в хозяйство СССР? Что здесь такого? Ведь давно известно, что капиталист ради выгоды будет торговать и с людоедами. И, допустим, Германии не дали бы подняться. Опасность войны небольшая.
Итак, большинство хозяйств на селе единоличные при национализации земли. Социалистическое законодательство препятствует разорению крестьян: нет купли-продажи земли, кулаки платят больше налогов, сельхозтехнику единоличникам не продают, аренда в принципе тоже ограничена (хотя при НЭПе она была), государство активно влияет на цены, батраков заставляют вступать в профсоюз и т. п. Следовательно, разориться крестьянину весьма сложно. Но почему? Путем искусственного сдерживания расслоения. А это искусственное сдерживание, конечно, морально, но неэффективно с хозяйственной точки зрения. Это сдерживает развитие наиболее сильных кулацких хозяйств, их концентрации. А вдруг снова голод? Один вариант, который не раз успешно применялся, экспроприировать хлеб у кулаков. Наживаются, гады, на народном горе! Другой вариант
коллективизация. Но есть и третий вариант. Дайте кулаку «дышать», «обогащайтесь»! Дайте кулаку «накормить голодных».
Конечно, реставрация капитализма изнутри в 1927-1928 гг. вряд ли была возможна так просто. Кровь гражданской еще не забылась. Не дали бы. Как коллективизация привела к кулацкому террору, так реставрация привела бы к террору красному. Но если бы выросли новые поколения, которые не помнят эту кровь? Индустриализации все нет и нет. Сельхозтехники мало. Поэтому добровольно в колхозы не идут. Принудительная коллективизация — дело опасное. Страшно.
Разумные меры по развитию хозяйства: снять ограничения по аренде, по найму батраков, не мешать кулакам вздувать цены и богатеть, разрешить единоличникам покупать трактора (в реалиях 1927-1928 это было невозможно, т. к. техники не хватало), а потом и разрешение купли-продажи земли... Те же трактора начинают делать малой мощности, не для совхозов, а для кулаков.
Во внешней торговле — это ликвидация государственной монополии (в 1922 было такое предложение перед Генуэзской конференцией, Ленин максимально жестко заблокировал). Разрешение предприятиям самостоятельно выходить на внешний рынок (допустим, в конце 1920-х мало что могли продать, но хотя бы хлеб, лес, пушнину, золото, лен...).
В промышленности — расширение прав иностранного капитала и приватизация (т. е. приватизируют не только мелкие предприятия, но и средние, крупные, целые отрасли). Еще, например, признание царских долгов за кредиты, восстановление собственности иностранных компаний и т.п. Допустим, не все эти меры, а часть из них. И не сразу, а постепенно. И имели бы мы реставрацию намного раньше. Утопия? Но разве такая политика ничего не напоминает? Почему же не произошло реставрации тогда?
Результат гражданской войны, как выше говорилось. Кровь павших товарищей помнилась. Высокий уровень теоретической подготовки руководства партии. Опасность реставрации и — что не менее важно — ее механизм четко осознавались. Мелкотоварное хозяйство порождает капитализм — повторяли как мантры. Власть в экономике=власть в политике. Во многом потому, что вероятность новой войны и враждебное окружение с экономической блокадой нельзя было вывести за скобки. Многие понимали необходимость индустриализации и перевооружения к будущей войне. В т.ч. и представители мелкобуржуазной идеологии. И даже враги Советской власти. Всякие «бывшие» (вспомним инженера из «Цемента» Гладкова). Индустриализация была как воздух нужна и царской России, и России Временного правительства. Но социально-экономические реалии, интересы правящего класса, зависимость от иностранного капитала делали проведение индустриализации тогда невозможным. Умные патриоты прекрасно видели, какие возможности дала Советская власть. Ты проведешь индустриализацию и добьешься экономической независимости. Или смерть.
Да, сохранение системы НЭПа с отказом от индустриализации не привело бы к реставрации сразу. Но уместно вспомнить, что выход из системы НЭПа был связан с обострением внутрипартийной борьбы и проблемами коллективизации. А отдаленными последствиями этой борьбы стали известные репрессии — самый спорный момент сталинского периода, самый «нелюбимый», самый страшный. Кто был готов это повторить? А на втором месте после репрессий по степени страха шла коллективизация. Достаточно вспомнить, что еще в конце 1940-х годов М. Ракоши жаловался: мол, венгры настолько запуганы коллективизацией, что коммунисты даже чисто словесно заменяют ее кооперацией.
И что касется идеологии... Развитие сельского хозяйства периода НЭПа — это мечта мелкого буржуа. С одной стороны единоличные хозяйства, с другой стороны — препятствия для дифференциации и образования крупных хозяйств. Плюс постоянные нападки на «излишнюю» централизацию и бюрократизм. Бюрократизм подавался как синоним излишней централизации и сковывания инициативы (т. е. инициативы частного товаропроизводителя). Можно сказать, что в СССР воплотилась мечта братьев Гракхов, хотевших ограничить разорение мелких собственников введением максимума земельного владения. Идея благая, потому что моральная. Но крупная латифундия еще в Риме оказывается эффективнее раздробленных крестьянских наделов и даже общин. Можно сказать, что в некоторой степени в период НЭПа воплотилась и мечта крестьянских социалистов. Отчасти, т. к. общины уже не было, а коллективных хозяйств было мало. Все же настоящие социалисты (еще народник Энгельгардт в 19 веке) мечтали о крупных коллективных хозяйствах.
К чему все это? Да  к тому, что подобная линия развития имеет кое-что общее с тем, как развивалась советская экономическая система после Сталина и как она пришла к капитализму.

[reposted post]СССР глазами иностранцев: Даниэль Филл в Москве 1982-85 гг.(80 фото)
страна СССР
aloban75
reposted by auto_krator




СМОТРЕТЬ ДАЛЬШЕ...Collapse )



Выводы по экономике горбачевского периода. Ч. 2.
portret
auto_krator
Попробуем сформулировать предельно простые выводы. Как в школьном учебнике. Какие два основных события эпохи «перестройки»? Распад СССР и начало перехода к рыночной экономике. Предпосылки их формировались в прежние эпохи. При Горбачеве классовый интерес заставил форсировать события. Процесс распада СССР в экономической сфере связан с хозяйственной политикой республик. А переход к рынку — с интересами предприятий. Остается лишь вернуться к хрущевскому (перераспределение предприятий к республикам и совнархозовщина) и брежневскому (реформа 1965-1967 гг.) периодам и посмотреть, какие объективные интересы были у республик и предприятий.
Итак, интересы республик:
1) Получить в подчинение все предприятия подразделения II, которые еще оставались в подчинении Союза.
2) Получить в подчинение предприятия подразделения I.
3) Получить право самостоятельной внешней торговли.
4) Получить право устанавливать цены на продукцию своей республики.
5) Свести к минимуму отчисления в союзный бюджет.
Это самые очевидные интересы в экономической сфере. Таможни, своя валюта и т. п. — это производное. Невозможность реализации данных целей вызывает к жизни стремление к независимости. Не случайно на заре перестройки республики начали требовать республиканского «хозрасчета». Кроме того, значительная часть предприятий (подразделение II) подчинялась республиканской власти, их доходы шли в республиканские бюджеты. Хозяйственные министерства республик представляли интересы этих предприятий.
Интересы предприятий, сформировавшиеся по итогам реформы 1965-1967 гг.:
1) Получить право распоряжаться всей прибылью.
2) Получить право самостоятельного выхода на внешний рынок.
3) Получить право самостоятельно регулировать вопросы найма рабочей силы, определять численность работников.
4) Получить право самостоятельно (т. е. «по-рыночному») устанавливать цены на свою продукцию (т. н. «полная стоимость»).
5) Получить право самостоятельно устанавливать оплату труда.
6) Получить право самостоятельно работать с хозяйственными партнерами — заказывать и реализовывать продукцию.
7) Получить право полностью распоряжаться фондами предприятий, включая продажу и сдачу в аренду.
8) Получить возможность легко взять кредит.
9) Получить возможность выпуска договорной продукции вместо плановой при сохранении, разумеется, планового снабжения (чтобы рыбку съесть и куда-то сесть).
Ну, хватит, пожалуй. Заметим: предприятию выгодно не введение капитализма (скажем, конкуренция ему не нужна), а реализация конкретного интереса.
Что в итоге? Они сделали то, что хотели. Республики реализовывали пункты 3 и 5, а для реализации пунктов 1, 2 и 4 следовало реформировать Союз в конфедерацию либо уничтожить его. Предприятия успели частично реализовать пункты 1 (доля предприятий неуклонна росла), 2 (многие получили право), 5 (зарплаты росли), 6, (определенные подвижки в этом направлении были), 7 (это развивалось), 8 (появлялись частные банки), 9 (мечты сбывались). До массовых увольнений (п. 3) и установления «своей» цены (п. 4) дело не дошло.
Отметим, что у предприятий и республик был один оппонент — союзный центр. А каковы могли быть интересы союзного центра? Они довольно прозрачны: а) противодействовать сепаратизму республик, б) изыскать новые бюджетные доходы, в) сохранить командные высоты в экономике. Политически союзный центр был нейтрализован суверенитетом РСФСР. В экономике важными аспектами стали проблемы с внешней торговлей и внешнеполитическая капитуляция. Если мировые цены на нефть не зависели от воли Горбачева и его прихвостней, то внешнеполитическая капитуляция была тем, что ранее было названо Милюковым «глупостью или изменой». После введения «косыгинской» системы центру стало сложнее опереться на промышленность подразделения I. Теперь и у нее появились свои особые интересы. Именно центр и санкционировал увеличение прибыльности предприятий. Ведь союзная часть бюджета наполнялась прибылью из подразделения I. С ростом прибыльности предприятий этой группы увеличивались и отчисления в союзный бюджет. Разве только ВПК? Союз оставался монополистом внешней торговли. Но что это такое? Разве речь шла о каком-то особом производстве? Просто группа союзных чиновников с небольшой зарплатой продавала нефть и т. п. Но возникли проблемы с ценой на нефть. СССР ушел из Афганистана и Восточной Европы, потерял Ирак как покупателя оружия и т. п. Какая уж там «глупость»? Очевидная измена.

Выводы по экономике горбачевского периода. Ч. 1.
portret
auto_krator
Давно я обещал написать выводы по Горбачевской экономике и по советской экономике в целом. Взял паузу в надежде, что что-то прояснится лучше (у меня в мозгах). Не уверен, что прояснилось.
Этот пост посвящен выводам о Горбачевском периоде. Сложность выводов состоит в том, что существует две точки зрения на «перестроечную» экономику СССР. Первая гласит, что экономика страны была в критическом состоянии (не в кризисе в точном смысле слова, а максимально широко — в «критическом»), а вторая, что кризис стал следствием исключительно горбачевских реформ. Из второй точки зрения можно сделать вывод, что СССР мог развиваться примерно в том направлении, в котором развивался в годы «застоя». Последнее, впрочем, противоречит умозаключениям подавляющего большинства политиков того времени, оставивших мемуары и интервью. Выход из этого противоречия, думается, такой: «застойная» экономика, как это явствует из предыдущих постов, действительно была во многом неэффективной (если не сравнивать с экономикой РФ). Пресловутое «замедление темпов». Но ресурс ее не был исчерпан, страна могла еще немалое время развиваться, что признавал и Е.Т. Гайдар. Либо же пойти по китайскому пути. Да разве можно не сравнивать с экономикой современной РФ? Сравнивать-то как раз надо!
Но смысл «горбачевских» экономических реформ был вовсе не в выходе из критического состояния. Смысл был в переходе к рыночной экономике или, проще говоря, в грабеже собственности. Не получилось «поделиться» с сохранением Союза. Поэтому «реформы» и спровоцировали реальный кризис. Возьмем известный пример с Эстонской ССР (взят мной у А. Островского). Республика в лице своей «элиты» (точнее «илитки») сама требовала экономического хозрасчета. При этом она официально была дотационной. К чему же должен был привести хозрасчет, как не к банкротству? Разумеется, в Эстонии были и такие идиоты, которые думали, что дотационность республики есть результат «неправильных» цен («это неправильные пчелы»). И они полагали, что установят «правильные» и это выведет республику на уровень прибыльности. Но ведь большинство-то руководителей и экономистов не были идиотами. Они должны были понимать, что одна Эстония не будет хозрасчетной со своими ценами, что другие республики сделают то же и повысят свои цены. И еще не факт, что Эстонии будет лучше, чем прежде. Нет, целью этого «хозрасчета» был переход к капитализму, а точнее — грабеж собственности на территории республики. Только это. Группка новой буржуазии стремилась де-юре получить собственность (которую, впрочем, использовать с толком не смогла), а на ухудшение жизни трудящихся масс ей было наплевать. Они плакали от умиления при подъеме своего эстонского «триколора» вместо советского флага, а спрашивать мнения рабочих (там же еще и русских было много!) они не собирались. Им эта трехцветная тряпка явно была «по барабану». Так и в масштабе страны. Однако сводить все к грабежу было бы неправильно. О чем думали все остальные, кого грабили?
На практике многие шаги были продолжением прежней линии, которые я в меру сил отразил в старых постах об экономике. Это дальнейший переход отраслей промышленности к республикам при сокращении союзных министерств. Это увеличение доли прибыли, оставляемой предприятиям. Программа приватизации была разработана еще при Горбачеве и не одна. Фактически процесс затянулся и завершился уже в осколках СССР. Далее — это введение т. н. «свободных» рыночных цен. То же самое — чуть не успели до раскола страны. Как и с рынком рабочей силы. Наконец, ликвидация монополии внешней торговли. Это успели. В свое время Троцкий, который и в эмиграции иногда говорил правильные вещи (вероятно, в периоды, когда забывал про Сталина), написал, что империалисты будут считать Советскую Россию врагом до тех пор, пока там нет частной собственности на средства производства и действует государственная монополия внешней торговли. Два эти досадных недоразумения М.С. Горбачев начал устранять.
Задним числом все руководители, насколько я знаю (если это не так — пусть меня поправят) в мемуарах и воспоминаниях не предложили какой-то иной программы. Все более-менее признавали, что делать надо было примерно то же, но не так. Это касается даже «стариков» (типа Байбакова), которые не только были отстранены от управления при Горбачеве, но и как специалисты сформировались задолго до него. Практически все они в один голос повторяли (как мантры!), что надо было вводить элементы рынка, сокращать директивное планирование, давать большую самостоятельность хозяйствующим субъектам, развивать хозрасчет и децентрализацию и т. п. Многие говорили о китайском пути как о примере (задним умом!). Но никто из них не говорил об обратном — о возврате к сталинской модели (лишь Хабарова, но кто ее знал в период «перестройки»?).
Практически никакой альтернативы курсу в самих верхах явно не было выдвинуто. Вариантов было продекларировано два: существующий курс (но «по-умному», не так, как «этот сундук» сделал) и ничего не менять. Прочие варианты отсекались на низовом уровне. Никто в свое время не выступил открыто против Горбачева. Лигачев что ли? Нет! Никакого открытого выступления. Как будто специально нашли такого долдона, чтобы он символизировал «ретроградов». Лукьянов с Рыжковым — ближайшие соратники Горбачева, разрушители страны, потом чего-то из себя изображали. ГКЧП? Это вообще игры. Даже покойный Ахромеев (Герой Советского Союза в 1982 году!), которого упрекнуть язык не поворачивается, был соучастником позорной сделки по сокращению ракет и отставки Соколова. Пуго — соучастник событий в Прибалтике. Хотя обращение ГКЧП к народу более-менее правильное. При этом большинство народа было за социализм (при весьма разном его понимании). Поднять массы сверху и задавить буржуйских реставраторов теоретически было можно. Но «рынок» был уже в мозгах.
Хозяйственники стремились именно к росту эффективности экономики, мысля в масштабах предприятий, объединений, отраслей... Прежняя экономическая система рассматривалась ими как неэффективная. Ее минусы можно увидеть в посте о косыгинской реформе. Основа неэффективности виделась рыночникам в сознательном установлении барьеров, препятствовавших отрицательным последствиям рынка (как когда-то цеховые ограничения). По-сути — тормоз развития, содержание бедных и неэффективных путем перераспределения прибыли от богатых и успешных. До косыгинской реформы было как? Прибавочный продукт шел в основном всему обществу, поэтому эффективным предприятиям было наплевать на наличие неэффективных (об этом голова у Сталина и его министров пусть болит), т. к. уровень жизни рос. Ты работаешь лучше, и жизнь всех становится лучше. После роста частного присвоения прибавочного продукта работники эффективного предприятия стали осознавать, что неэффективные содержатся за их счет. Да, они все хотели как лучше.
Ситуация была во многом сопоставима с докапиталистическим «стартом». Собственно, поздняя советская экономика была таким суррогатом, что зарубежные специалисты отнюдь не только по злому умыслу пытались выстроить рынок «по учебнику», исходный рынок, рынок с нуля. Что касается взглядов зарубежных экономистов, то «злодейство» их состояло в создании такой экономики, которая приведет к разделению СССР и подчинению советской экономики странам Запада. Но само введение капиталистической системы «злодейством» не являлось. Это был «честный» классовый подход людей, которые в принципе не знали и не понимали советской экономики. Как и российские младореформаторы типа Гайдара. Выученик зарубежных экономистов, он понимал только рынок. То есть экономисты-рыночники мыслили «честно» и хотели добиться эффективности экономики. Они считали свои взгляды наиболее объективными, научными. А по-сути были капиталистическими, отражали интересы капиталистов. Потому эти взгляды были классовыми.