Ко дню конституции
portret
auto_krator
Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
(Конституция РФ, ст. 7, п. 1)

Как могла бы произойти реставрация капитализма в СССР?
portret
auto_krator
СССР при Брежневе/Косыгине не дошел до уровня развития буржуазных отношений при НЭПе. В 1920-х годах еще не было выработано стройной системы общественного присвоения прибавочного продукта, был широкий частный сектор, мелкотоварное сельское хозяйство и т. п.

Какие вещи сталинского периода больше всего не любили в СССР? На 1-м месте, конечно, репрессии. А вот на 2-м — коллективизация. При том «перегибы» коллективизации были признаны сразу и на официальном уровне. Если мы откажемся от коллективизации, мы откажемся и от индустриализации. Нет большого смысла в ликвидации частного сектора. Сохраняется НЭП.

НЭП в годы перестройки было принято подавать как некий «ленинский вариант социализма» в противовес «плохому» сталинско-брежневскому. То, что сам Ленин называл НЭП отступлением, которое может (может!) привести к победе буржуазии, авторов этих бредней (точнее — умной вражеской пропаганды) не смущало. Как не смущала их и идея Ленина, что отступление дошло до крайней точки и пора уже наступать.

Как бы развивалась наша страна, если бы НЭП сохранился? Пофантазируем. Для этого нам надо вывести за скобки 1) опасность новой войны и 2) враждебное капиталистическое окружение, экономическую блокаду.

А если представить, что капиталисты не устроили бы блокады и сразу были готовы предоставить кредиты и в гораздо большем объеме вернуться в хозяйство СССР? Что здесь такого? Ведь давно известно, что капиталист ради выгоды будет торговать и с людоедами. И, допустим, Германии не дали бы подняться. Опасность войны небольшая.

Итак, большинство хозяйств на селе единоличные при национализации земли. Социалистическое законодательство препятствует разорению крестьян: нет купли-продажи земли, кулаки платят больше налогов, сельхозтехнику единоличникам не продают, аренда в принципе тоже ограничена (хотя при НЭПе она была), государство активно влияет на цены, батраков заставляют вступать в профсоюз и т. п. Следовательно, разориться крестьянину весьма сложно. Но почему? Путем искусственного сдерживания расслоения. А это искусственное сдерживание, конечно, морально, но неэффективно с хозяйственной точки зрения. Это сдерживает развитие наиболее сильных кулацких хозяйств, их концентрации. А вдруг снова голод? Один вариант, который не раз успешно применялся, экспроприировать хлеб у кулаков. Наживаются, гады, на народном горе! Но есть и другой вариант. Дайте кулаку «дышать», «обогащайтесь»! Дайте кулаку «накормить голодных».

Конечно, реставрация капитализма в 1927-1928 гг. (т.е. когда НЭП свернули) вряд ли была возможна. Кровь гражданской еще не забылась. Не дали бы. Как коллективизация привела к кулацкому террору, так реставрация привела бы к террору красному. Но если бы выросли новые поколения, которые не помнят эту кровь? Индустриализации все нет и нет. Сельхозтехники мало. Поэтому добровольно в колхозы не идут. Принудительная коллективизация — дело опасное. Страшно.

Разумные меры по развитию хозяйства: снять ограничения по аренде, по найму батраков, не мешать кулакам вздувать цены и богатеть, разрешить единоличникам покупать трактора (в реалиях 1927-1928 это было невозможно, т. к. техники не хватало), а потом и разрешение купли-продажи земли... Те же трактора начинают делать малой мощности, не для совхозов, а для кулаков.

Во внешней торговле — это ликвидация государственной монополии. Разрешение предприятиям самостоятельно выходить на внешний рынок (допустим, в конце 1920-х мало что могли продать, но хотя бы хлеб, лес, пушнину, золото, лен...).

В промышленности — расширение прав иностранного капитала и приватизация (т. е. приватизируют не только мелкие предприятия, но и средние, крупные, целые отрасли). Еще, например, признание царских долгов за кредиты, восстановление собственности иностранных компаний и т.п. Допустим, не все эти меры, а часть из них. И не сразу, а постепенно. И имели бы мы реставрацию намного раньше. Утопия? Но разве такая политика ничего не напоминает? Почему же не произошло реставрации тогда?

Результат гражданской войны, как выше говорилось. Кровь павших товарищей помнилась. Высокий уровень теоретической подготовки руководства партии. Опасность реставрации и — что не менее важно — ее механизм четко осознавались. Мелкотоварное хозяйство порождает капитализм — повторяли как мантры. Власть в экономике=власть в политике. Во многом потому, что вероятность новой войны и враждебное окружение с экономической блокадой НЕЛЬЗЯ было вывести за скобки. Многие понимали необходимость индустриализации и перевооружения к будущей войне. В т.ч. и представители мелкобуржуазной идеологии. И даже враги Советской власти. Всякие «бывшие» (вспомним инженера из «Цемента» Гладкова). Индустриализация была как воздух нужна и царской России, и России Временного правительства. Но социально-экономические реалии, интересы правящего класса, зависимость от иностранного капитала делали проведение индустриализации тогда невозможным. Умные патриоты прекрасно видели, какие возможности дала Советская власть. Ты проведешь индустриализацию и добьешься экономической независимости. Или смерть.

После 1945 и создания бомбы в 1949 внешнеполитической опасности стало поменьше. Плюс хозяйство страны было вполне самостоятельным и независимым. Если б еще не «отморозок» Трумэн... Вот уж и вправду «долбодятел» был. Кстати, ведь наибольших успехов в США добивались президенты, умевшие выстраивать отношения с СССР (Рузвельт, Кеннеди, не смотря на "Уотергейт" Никсон, Рейган).

Ленин о мелкобуржуазной идеологии
portret
auto_krator
Ленин много писал о мелкой буржуазии и ее идеологии. Оно и понятно — в крестьянской стране. Тема эта всплывала в связи с политикой партии и Советской власти, в связи с разбором взглядов зарубежных социалистов, отечественных народников, эсеров и т. д. Отдельное место в творчестве Ленина занимает работа 1897 года «К характеристике экономического романтизма», которую мы и рассмотрим. Она посвящена сопоставлению взглядов швейцарского экономиста Сисмонди (1773-1842) и современных Ленину народников. Что же заставило Ленина сравнивать две концепции — отечественную и зарубежную — между которыми полувековая разница во времени?

Для начала скажем, что роль Сисмонди, который жил в Англии и Франции и основывал свои взгляды на хозяйстве ведущих стран, в истории политэкономии довольно значительна. Учение Сисмонди подробно разбиралось Марксом, писала о нем и Р. Люксембург. Именно Сисмонди, помимо всего прочего, первым из выдающихся экономистов стал критиковать капитализм.

Впрочем, предоставим слово Марксу (фрагмент цитирует Ленин): «В таких странах... где крестьянство составляет гораздо более половины всего населения, естественно было появление писателей, которые, становясь на сторону пролетариата, прикладывали к капиталистическим условиям мелкобуржуазную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих с мелкобуржуазной точки зрения. Так возникло мелкобуржуазное социальное учение... Это учение прекрасно умело подметить противоречия современных условий производства. Оно разоблачило лицемерный оптимизм экономистов. Оно указало на разрушительное действие машинного производства и разделения труда, на концентрацию капиталов и поземельной собственности, на излишнее производство и кризисы, на неизбежную гибель мелкой буржуазии и крестьянства, на нищету пролетариата, анархию в производстве, вопиющие несправедливости в распределении богатства, на разорительную промышленную войну наций между собой, разложение старых нравов, старых семейных отношений и старых национальностей. Положительная сторона требований этого направления заключается или в восстановлении старых способов производства и обмена, а вместе с ними старых имущественных отношений и старого общественного строя; или же оно стремится насильственно удержать современные способы производства и обмена в рамках старых имущественных отношений, которые они уже разбили и необходимо должны были разбить. В обоих случаях оно является реакционным и утопическим одновременно».

Об этих «писателях», к которым относился и Сисмонди, Маркс говорит: «Представителями мелкого буржуа делает их то обстоятельство, что их мысль не в состоянии преступить тех границ, которых не преступает жизнь мелких буржуа, и потому теоретически они приходят к тем же самым задачам и решениям, к которым мелкого буржуа приводит практически его материальный интерес и его общественное положение».

Отметим, что в первом процитированном фрагменте Маркс говорит о «мелкобуржуазном социальном учении», а не каких-то разрозенных идеях. Примечательно и то, что в данном случае эти «писатели» у Маркса «становятся на сторону пролетариата». Вероятно, это мелкобуржуазное учение можно назвать не только «антикапиталистическим», но и с определенной натяжкой «социалистическим». Наверное, это один из вариантов мелкобуржуазной идеологии, ее наиболее радикальный «левый» вариант. При том, разумеется, что классовые различия мелкобуржуазная идеология игнорирует или не придает большого значения, говоря от имени трудящегося народа (в т.ч. пролетариата), понимаемого максимально широко, или от имени всей «нации».

Но вернемся к Сисмонди. Ленин говорит, что взгляды того: «...вовсе не указывают на эгоистические вожделения мелкого лавочника или на желание остановить общественное развитие, вернуться назад: они говорят лишь об ошибочности точки зрения данного писателя, об ограниченности его понимания и кругозора, вызывающего выбор таких средств (для достижения весьма хорошей цели), которые на практике не могут быть действительны, которые могут удовлетворить лишь мелкого производителя или сослужить службу защитникам старины. Сисмонди, напр., вовсе не фанатик мелкой собственности. Он понимает необходимость объединения, союза ничуть не менее, чем наши современные народники. Он выражает пожелание, чтобы «половина прибыли» в промышленных предприятиях «распределялась между ассоциированными рабочими». Он высказывается прямо за «систему ассоциации», при которой бы все «успехи производства шли на пользу тому, кто занят им».

И еще Ленин говорит: «Сисмонди... хочет стоять на точке зрения трудящихся классов вообще, он выражает свое сочувствие всем представителям этих классов, он радуется, напр., фабричному законодательству, он нападает на капитализм и показывает его противоречия. Одним словом, его точка зрения совершенно та же, что и точка зрения современных народников. Спрашивается, на чем же основана характеристика его как мелкого буржуа? Именно на том, что он не понимает связи между мелким производством (которое идеализирует) и крупным капиталом (на который нападает). Именно на том, что он не видит, как излюбленный им мелкий производитель, крестьянин, становится, в действительности, мелким буржуа».

Разберем для наглядности некоторые положения учения Сисмонди, рассмотренные Лениным. Например, он выступает за сохранение равенства производителей при товарном характере хозяйства, т. е. де-факто при конкуренции. Главное не победа — главное участие! При этом он не только рассматривает неравенство и дифференциацию производителей как отрицательное явление, но и полагает, что возможно развитие без оных в рамках обычного товарного производства, организованного «разумно».

Как разумно? Сисмонди сторонник государственного регулированимя экономики. Он пишет: «Законодатель мог бы обеспечить бедняку некоторые гарантии против всеобщей конкуренции». Можно сделать из этого положения Сисмонди вывод: государство должно предотвращать разорение производителей и их дифференциацию. При этом он не был банальным протекционистом. По конкретным вопросам Сисмонди, стремившийся учитывать интересы трудящихся, был противником протекционизма, если тот снижал потребление народа.

По Сисмонди потребление 50 равных по богатству крестьян лучше (выше), чем потребление одного богатого фермера и 49 батраков. Он рассматривает этих крестьян как покупателей потребительских товаров и считает, что разорение крестьян наносит урон внутреннему рынку. Разумеется, мы вслед за Лениным понимаем, что разорившиеся крестьяне пойдут в города (в тот период, о котором писал Сисмонди) и составят массу рабочих. Поэтому ситуация будет способствовать развитию экономики. Кроме того, Ленин отмечает важную ошибку Сисмонди: тот видит только личное потребление и не видит хозяйственного или производительного («потребления» средств производства). Ленин говорит, что тот противопоставлял богатству общества (со средствами производства) богатство индивидов (с потребительсикми товарами) как более желательное.

Швейцарский ученый считает развитием только развитие равномерное. Сисмонди критикует «излишнее производство», что Ленин называет «моралью экономного крестьянина». Разумеется, «излишним» Сисмонди считал прежде всего производство средств производства. Важной проблемой, следовавшей из неравномерности развития, Сисмонди видел недопотребление рабочих. Оно, по его мнению, вызывалось не только несправедливым распределением прибыли, но и «чрезмерным» производством. Ленин же возражал, что развитие происходит из-за того, что накопление обгоняет потребление. А накопление — это и есть «производство ради производства», создание средств производства. Сисмонди требовал баланса спроса и предложения. Ленин же возражал, что такого баланса давно нет и предложение «штурмом берет спрос», а противоречия и диспропорции и есть источник развития.

Одно из важных положений Сисмонди — прямой призыв к замедлению развития с помощью правительства: «Когда прогресс богатства постепенен... когда он соразмерен сам с собой, когда ни одна из его частей не развивается непомерно быстро, тогда он распространяет всеобщее благосостояние… Может быть, обязанность правительств состоит в том, чтобы замедлять это движение, для того чтобы регулировать его... Если правительство оказывает на стремление к богатству действие регулирующее и умеряющее, — оно может быть бесконечно благодетельным».

Еще одна черта — недооценка классовых противоречий, стремление представить нацию единой, хотя сам же Сисмонди пишет о тяжелом положении рабочих. Ленин замечает: «Сисмонди... просто отговаривается от этих противоречий невинными пожеланиями о том… чтобы противоречий не было».

Причинами проблем и антагонизмов Сисмонди видит не развитие производственных отношений и интересы социальных групп, а «ошибки» и «неправильные решения». Таким образом, например, он объясняет развитие фермерства в Англии. Просто неправильная политика. Ленин мудро не ставит это в вину Сисмонди, который писал свои труды в начале 19 в., но ставит в вину своим современникам, разделявшим эти идеи.

Еще одним положением мелкобуржуазной идеологии является то, что Ленин называл «сентиментальностью» или «романтизмом», т. е. критика капитализма с т.зр. морали. Сисмонди использует противоречия капитализма для «нравственного негодования». Ах, конкуренция «портит нравы»! Он говорит о счастье и добротетели той нации, где все сами работают, где им принадлежат продукты их труда: «Патриархальное хозяйство улучшает нравы и характер этой столь многочисленной части нации, на которой лежат все земледельческие работы. Собственность создает привычки порядка и бережливости, постоянное довольство уничтожает вкус к обжорству... и к пьянству… Вступая в обмен почти с одной только природой, он (земледелец) имеет меньшее, чем всякий другой промышленный рабочий, поводов не доверять людям и пускать в ход против них оружие недобросовестности... »

А что плохого в морализаторстве? Разве в работах Маркса или Ленина нет морали? Но дело в том, что у мелкобуржуазных экономистов морализаторство часто не сопутствует научному разбору. И что в итоге? В итоге морализаторство, например, не позволило Сисмонди адекватно высказаться по поводу «хлебных законов» в Англии. По словам Ленина, он остановился перед дилеммой: разорить сельское население или мануфакторное. И так и не решился ничего выбрать. Маркс же, показав споры о «хлебных законах» как борьбу интересов различных слоев английской буржуазии, пришел к выводу, что пролетариату выгоднее то решение, которое увеличит капитал и повысит стоимость рабочей силы.

Итак, швейцарский экономист признает необходимость государственного регулирования в условиях капитализма. Но для чего? Для «обратного» передела собственности в пользу лиц, ее потерявших, и для перераспределения прибыли в пользу рабочих. С точки зрения морали это вполне справедливо. Это защита не только «неэффективного» производителя, но — ограбленного и разоренного, ибо капитализм, как мы сейчас хорошо видим, связан не только с победой «эффективных хозяйственников», но с победой эффективных грабителей. Но — увы — этот путь порождает условия для возобновления прежней линии развития капитализма или замедляет прогресс.

Относительно сельского хозяйства в Англии Сисмонди говорит: «...общая задача правительства состоит в том, чтобы обеспечить работникам... часть собственности, или в том, чтобы поддерживать... то, что мы назвали патриархальным земледелием предпочтительно перед всяким другим... Следовало бы обязать законом… помещика, когда он разделяет свое поле между многими cottagers, давать каждому достаточное количество земли, чтобы он мог жить».

Своего рода раздел помещичьих земель между крестьянами, ограничение образования «слишком больших» латифундий. Новое издание законов братьев Гракхов.

О промышленных рабочих он говорит: «...законодатель должен поставить себе целью поднять вознаграждение за промышленный труд, вывести наемных рабочих из того неустойчивого... положения, в котором они живут, и, наконец, облегчить им возможность приобрести то, что они называют положением... Нужно сделать так, чтобы хозяева имели интерес переводить своих рабочих в более высшее положение; чтобы человек, нанимающийся в мануфактуру, начинал действительно с работы за простую наемную плату, но чтобы он всегда имел впереди надежду, при добром поведении, получить часть в прибылях предприятия».

На практике это как бы требование к капиталисту, чтобы он больше тратил на содержание рабочих. Заметим, что заставить капиталистов так действовать должен законодатель, т. е. государство, понимаемое Сисмонди явно как надклассовое. Безусловно, лично Сисмонди руководствовался самыми лучшими побуждениями.

Он вспоминает о прошлом как о «золотом веке»: «В начале общественной жизни каждый человек владеет капиталом, посредством которого он прилагает свой труд, и почти все ремесленники живут доходом, который складывается одинаково из прибыли и заработной платы». И далее Сисмонди говорит: «Я желаю, чтобы собственность на мануфактуры... была разделена между большим числом средних капиталистов, а не соединялась в руках одного человека, владеющего многими миллионами… Нужно устранить не класс бедных, а класс поденщиков; их следует вернуть в класс собственников».

Таким образом, Сисмонди противник централизации производства и соединения собственности в одних руках. Он явно не увидел бы экономической эффективности в монополизме, если бы дожил до расцвета этого явления.

Ленин пишет: «Желания у романтиков весьма хорошие (как и у народников). Сознание противоречий капитализма ставит их выше слепых оптимистов, отрицающих эти противоречия. И реакционером признают Сисмонди вовсе не за то, что он хотел вернуться к средним векам, а именно за то, что в своих практических пожеланиях он «сравнивал настоящее с прошлым», а не с будущим...». Ленин, будучи противником капитализма, отмечает и его эффективность, но предлагает двигаться еще дальше. Ленин «прогрессор», Сисмонди (и народники) «регрессоры».

Вкратце можно сказать, что Ленин находит почти все перечисленные идеи и у народников 90-х годов. Разумеется, учение народников, которые хотели быть социалистами, не во всем тождественно Сисмонди, благо что и сохранение общины в России составляло отличие нашей страны от передовых стран Запада. Русские народники были сторонниками коллективного производства. Но их оценка расслоения крестьянской общины в России была де-факто мелкобуржуазной при де-юре социалистической риторике.

Ленин говорит об одном из народнических авторов, который возмущался расслоением общины: «Видите, как рассуждает этот костюмированный романтик: «народное производство стало индивидуальным». А так как под «народным производством» автор хочет разуметь общину, то он указывает, следовательно, на упадок общественного характера производства, на сужение общественной формы производства. Так ли это? «Община» давала... организацию производству только в одной отдельной общине, разъединенной от каждой другой. Общественный характер производства обнимал только членов одной общины. Капитализм же создает общественный характер производства в целом государстве. «Индивидуализм» состоит в разрушении общественных связей, но их разрушает рынок, ставя на их место связи между массами индивидов, не связанных ни общиной, ни сословием, ни профессией, ни узким районом промысла и т.п. Так как связь, создаваемая капитализмом, проявляется в форме противоречий и антагонизма, поэтому наш романтик не хочет видеть этой связи... Утопическая точка зрения превращает и его критику капитализма в критику сентиментальную».

Народники, по словам Ленина, как и Сисмонди, противопоставляли капитализм и «народное производство», которое понимали идеалистически. Ленин иронически назвал это понимание «суздальски намалеванной картиной». Это: «...искусственное и неправильное выделение одной формы товарного хозяйства (крупный промышленный капитал) и осуждение ее, при утопической идеализации другой формы того же товарного хозяйства (мелкое производство)... В действительности мелкий производитель, возводимый в апофеоз романтиками и народниками, есть... мелкий буржуа».

Следовательно, учение народников Ленин также считает мелкобуржуазным, играющим в российских условиях, аналогичным условиям Англии и Франции прошлых лет, ту же роль, что и учение Сисмонди. Народники — как бы «новое издание» Сисмонди.

Итак, мелкобуржуазное учение — это, попросту говоря, критика капитализма со стороны прошлого, а не будущего, со стороны застоя, а не прогресса. То есть — со стороны старых классов крестьянства и ремесленников, со стороны мелкой буржуазии.

Какие же типические черты мелкобуржуазной идеологии, которые можно приложить к мелкобуржуазным представлениям о социализме, выделил Ленин? Сопоставим марксисткое понимание проблемы и мелкобуржуазное. А также выведем практические следствия из мелкобуржуазного учения.

1) Политэкономия мелкобуржуазным учением рассматривается не как наука об общественных отношениях в производстве, а как наука о производстве, о процессе труда. Поэтому источник противоречий видят не внутри производства, а в вопросах «несправедливого» распределения, потребления и т. п. Производство сводится к механическому процессу (произведено столько-то того или иного).

2) Критика капитализма мелкобуржуазным учением ведется не столько с научных, сколько с моральных позиций. Результатом является неадекватное понимание социально-экономических процессов при правильных лозунгах.

3) Политические решения и изменения в экономике мелкобуржуазное учение объясняет не социальными интересами, а результатом деятельности конкретных лиц или же применения той или иной теории. Те события, которые признаются отрицательными, объясняются «ошибками» или следствием «неправильной» теории. На практике вместо уяснения социальных процессов следует попытка исправления «ошибок».

4) Если марксизм выявляет и обостряет классовые противоречия, открыто выступает от имени пролетариата, то мелкобуржуазное учение отрицает или «затушевывает» классовые противоречия, выступая от имени «народа». На практике эта нечеткая классовая позиция приводит временами к фактической измене классу, признаваемому на словах своим («трудящимся», т. е. пролетариату, беднейшему крестьянству) в пользу другого (буржуазии).

5) Мелкобуржуазное учение отдает приоритет богатству индивидов над богатством общества. Отсюда стремление «взять все и поделить», т. е. наделить каждого средствами производства.

6) Мелкобуржуазное учение признает только личное потребление (предметов потребления), не понимая хозяйственного (потребления средств производства). Отсюда следует непонимание как первостепенного значения производства средств производства, так и общественного характера их применения на современном этапе развития экономики.

7) Если марксизм за приоритетное развитие производства средств производства, то мелкобуржуазное учение — за приоритет производства предметов потребления. И — более того — против «излишнего» производства средств производства. Следствие является ограничение производства средств производства (предполагается в пользу производства потребительских товаров).

8) Марксизм считает, что быстрое развитие производства всегда лучше. Развитие идет диспропорционально, скачкообразно, революционным путем. Мелкобуржуазное учение считает, что чрезмерное развитие вредно, развитие должно протекать равномерно и постепенно, эволюционным путем. Результатом такого понимания станет искусственное сдерживание развития отдельных отраслей, предприятий и т. п. Для «подгонки» остальных.

9) В марксизме нарастание централизации производства — благо, т. к. усиливает его общественный характер и приближает обобществление собственности. Для мелкобуржуазного учения соединение собственности в одних руках неэффективно, излишняя централизация губительна, собственность нужно делить. На практике это может привести к борьбе против централизации экономики, монополизма, расширения государственного сектора. Может привести к приоритетности собственности коллективов перед общественной.

10) Если марксизм общественный характер производства понимает в развитии, от одних форм — к другим, то мелкобуржуазное учение рассматривает его статично, в одних и тех же формах. Это мешает понять прогрессивность новых форм. В результате рост общественного характера производства (развитие крупной фабричной промышленности) рассматривается как упадок общественного производства (из-за распада общины).

11) Мелкобуржуазное учение рассматривает капитализм лишь как фабричную промышленность с машинным производством, не считая ее этапом развития капитализма от простой кооперации через мануфактурное производство. Поэтому на практике борьба с противоречиями капитализма является борьбой с современным уровнем промышленности ради возврата к прошлому.

12) Мелкобуржуазное учение не понимает связи между мелкотоварным хозяйством и крупным капиталом, как второе развивается из первого. На практике это может привести к непониманию потенциальной опасности развития капитализма из товарного хозяйства вообще.

13) Дифференциация производителей в товарном хозяйстве рассматривается мелкобуржуазным учением не как закономерность, а как результат «ошибок». На практике это приводит к непониманию смысла этой дифференциации и непониманию формирования крупного капитала.

14) Эта дифференциация по марксизму способствует развитию эффективных производителей и концентрации капитала, а ее отрицательные стороны при капитализме не устранить. Мелкобуржуазным учением она рассматривается только как отрицательное явление (из-за разорения), которую можно устранить при товарном хозяйстве. Практическим следствием последнего станет законодательное ограничение дифференциации, ограничение развития.

Посильные выводы.

Разумеется, я не собираюсь говорить, что мелкобуржуазные представления одинаковы во все времена. Ленин сравнивал учение Сисмонди и взгляды народников потому, что в России при народниках происходили те же процессы, что во времена Сисмонди происходили в передовых странах Запада. Поэтому и реакция мелкой буржуазии на схожие процессы была схожей. Но все же, все же... Не сложилось ли у вас впечатление, что эти мелкобуржуазные идеи кажутся нам «до боли» знакомыми?

Не напоминает ли это нам ситуацию в СССР в годы застоя и перестройки или в титовской Югославии? С поправкой, разумеется, что речь шла не о мелкотоварном крестьянском хозяйстве, а о крупных промышленных предприятиях.

А «нравственное негодование» против капитализма, не обоснованное ничем иным, вообще довольно переменчиво. Социализм лучше капитализма тем, что нравственнее? Тогда нам достаточно узнать о невероятных жестокостях при социализме и одновременно убедиться в нравственности капитализма.

Конечно, я утрирую. Экономические преимущества социализма, т. е. его эффективность, мелкобуржуазная идеология тоже признавала. Но она видела их в том, что соответствовало ее представлениям: в планировании, сбалансированности, высоком потреблении. Неравномерность капитализма всегда осуждалась вульгарной политэкономией социализма, а в качестве важнейшего преимущества социализма выдвигалось планирование. Его задачей было сбалансированное развитие, т. е. развитие постепенное и медленное. Кроме того, стоило капитализму ввести свое планирование и добиться большей сбалансированности, как преимущества социализма в глазах мелкобуржуазных идеологов «растаяли». Тот же процесс происходил, как только капитализму стоило добиться успехов в вопросах личного потребления.

Недостатки социализма видели в «излишнем» развитии. Вспомним бесконечное нытье об избыточном производстве средств производства! И средств туда уходит больше, чем нужно. И столько тракторов излишне. И производить-то больше потребительских товаров это мешает. И зачем нам космос, когда джинсов нет?

И объяснение все (репрессий, голода и т. п.) ошибками или волей отдельных лиц, прежде всего Сталина... В общем, все это вы и так помните.

Поэтому мой вывод будет короток: помимо развития буржуазных отношений в СССР, раньше этого, в партии победило мелкобуржуазное «социалистическое» учение (если хотите — «правый уклон»), которое и не позволило вовремя выявить опасность враждебных тенденций, некогда очень ясно осознававшихся (при НЭПе). Это своеобразный мелкобуржуазный «социализм» (в Югославии он взял верх сразу). А социалистическая риторика вводила в обман. И причина этой победы вполне закономерна — крестьянская страна, крестьянская психология, сохранявшаяся долгие годы при недостатке теоретического осмысления советского опыта.

[reposted post]Молодая кровь для старых буржуа. Буквально
onb2017
reposted by auto_krator

Много раз  встречала это заманчивое предложение для свободных обитателей капиталистических эдемов. Вернее два предложения: одно для неудачников, второе для трудолюбивых удачливых, которые на этот раз заслужили омоложение за счет первых.

“Adam H Johnson: Смотрю, мы уже перешли к стадии “ сбора крови бедных” позднего капитализма.

‘Нужны учебники? Не стоит волноваться. Сдайте кровь/плазму.’

‘За $8 тыс наша стартап компания наполнит ваши вены новой кровью молодых людей.’”


Read more...Collapse )


[reposted post]Почему бараны рады тому, что волки продолжат резать баранов?
burckina_new
reposted by auto_krator
Путин принял свое "судьбоносное" решение идти на выборы Путина на заводе ГАЗ, принадлежащем Дерипаске, который держит свои фирмы в оффшорах.
.
Массовка сзади послушно хлопает ему. В свете этого нужно знать, что он устроил с нашей промышленностью за годы своего президентства и что ждет всех этих молодых барашков и овечек в следующие 6 лет путинизма:
Read more...Collapse )

Do ut des
portret
auto_krator
Великолепно!
https://diak-kuraev.livejournal.com/1835053.html

О бюджетном дефиците
portret
auto_krator
Продолжаем изучать материалы сайта «Истмат». Данный факт не раз отмечался теми, кто смотрел документы. Но все же я выложу это. Сведения о госбюджете СССР содержатся в специальных сборниках о бюджете и в сборниках о народном хозяйстве СССР. И данные о доходах сильно расходятся. С 1989 г. официальные источники начинают сообщать своим читателям о бюджетном дефиците страны, в т.ч. и по прошлым годам, хотя сборники прошлых лет сообщали диаметрально противоположное. Расхождение в 1989 г. объясняется тем, что альтернативные данные по доходам приведены без учета «привлеченных средств». Сборник 1990 г. не содержит объяснений корректировки данных прошлых лет. Да! И похоже, что в последние годы СССР даже в таких важных сборниках появилось много опечаток (см. доходы за 1987-1988 гг.: так 6 или 8?).

[reposted post]Как устроены нормальные памятники
6 skia
shakko_kitsune
reposted by auto_krator
Что не так с современной российской скульптурой и как это можно изменить (напалм не предлагать). Наглядное объяснение в 8 пунктах. Осторожно, не подавитесь кофе: мой новый полный злобы и искусствоведения текст.

Из всех искусств для нас важнейшим является монументальная скульптура, судя по всплескам общественного гнева при новостях об установке очередного памятника. Ну действительно -- кинематограф и книги давно уже перешли в разряд кулинарии, эдаких развлекательных ремесел, поэтому их обсуждение -- уже сплошное потребительство. А вот у скульптуры такой полезной цели, как "убить время" нет, она просто так существует, типа для услаждения взоров. И поэтому народные споры об ее эстетических достоинствах вселяют в меня особенную гордость за это вот общество, которому не все равно.



Для усложнения уровня грядущих дискуссий по поводу неотвратимо грядущих на нашу голову памятников попробую сформулировать несколько принципов, по которым нормальный памятник должен быть сделан.Read more...Collapse )

[reposted post]О спонсоре новоуренгойского мальчика
burckina_new
reposted by auto_krator
Немного деликатных подробностей о спонсоре отправки уренгойских школьников в Берлин для покаяния. Есть такая фирма под названием Wintershall — 100%-е дочернее предприятие концерна BASF, занимающееся более 85 лет поиском и добычей нефти и газа.

В 1990 году Wintershall заключил с газовым монополистом «Газпромом» долгосрочный договор о реализации российского природного газа в Германии, а в 1993 году создал вместе с «Газпромом» совместное предприятие Wingas, которое занимается транспортировкой, хранением и сбытом газа в Германии и Западной Европе. Партнерам принадлежат 65 % и 35 %, соответственно.

Read more...Collapse )

Куда смотрит "спортивная" цензура?
portret
auto_krator
Известный волейбольный тренер Николай Карполь в сегодняшнем интервью "Спорт-Экспрессу" (фрагмент):
Девушки ходили на завод. Да, работа была не очень сложная – делали маленькие детские калейдоскопы. Но вопрос вообще не в том, что именно они производили.
– А в чем?
– Знаете в чем сейчас главная проблема? У нас есть элита. Как спортивная, так и политическая. И она оторвалась от народа. А когда спортсмены – а "Уралочка" тогда тоже была элитой – приходят на работу с другими людьми – все переворачивается.
Когда уезжали на соревнования, всем было интересно как они выступят. И девушки докладывали о результатах не на страницах газет, а напрямую рассказывали об этом людям, которые за них работали. Да, все было серьезно, ведь план, который ставил завод, нужно было выполнять. И девушки жили этой общей жизнью, они были частью коллектива, частью народа. Именно были, а не назывались.
– Как это сказывалось на результатах?
– Блестяще! Вторая команда вышла в Высшую лигу, потом заняла в ней третье место и выиграла Кубок Советского Союза. А когда после революции нашу основную команду растащили, вторая безболезненно заменила первую.
– Почему эксперимент не продолжили?
– Мы уже выпадали из системы, которая появлялась в стране. Главным стало материальное обеспечение. Мы попали в общество потребления и наших игроков перекупали, как бы мы их ни воспитывали. Образование стало необязательным, а мотивацией – рубль.
– Про то, что высокооплачиваемые спортсмены оторвались от народа, по-моему, очень точно.
– Спортсмены должны быть не близки к народу, а стать частью трудовых коллективов.
.......................
Мы стараемся быть частью чего-то единого целого, хотя все равно оторваны. Но девочки, по крайней мере, теперь понимают, что такое рабочая смена и каково быть в горячем цеху, при этом получая зарплату куда меньше, чем они. Больше того, получают они ее за счет тех, кто работает на этом самом заводе. И игроки сейчас хотя бы задумываются об этом.
А делают ли это остальные? Футболисты, получающие миллионы? В этом большая проблема. Спортивная элита не видит, как живут обычные люди. Им это не интересно. Они не в курсе социальных, квартирных проблем. Думают, что у всех так же хорошо, как у них. Что говорить, они ведь даже не ездят в трамваях. А это же самый простой способ увидеть, как живет большинство. И чего удивляться, что народ потом не переживает искренне за них?
.............................
Поэтому чтобы вернуть популярность спорту, нам нужно менять всю систему в стране.
//////////////////////////////
Разумеется, тренер далее говорит не о революции (о проблемах воспитания).

?

Log in

No account? Create an account